Меню
Меню

Концерт битлз на стадионе шей

Концерту Битлз на стадионе Shea — 50 лет

Дата: 15 августа 2015 года
Автор: Corvin
Источник: Beatles.ru
Тема: Битлз — концерты
Просмотры: 8197

50 лет назад Битлз, собравшие почти 60 тысяч своих поклонников на Shea Stadium в Нью-Йорке, положили начало концертам рок-групп на стадионах.

Третий американский тур Битлз стартовал 13 августа 1965 года, когда со взлётной полосы лондонского Хитроу вылетел их самолёт и затем совершил посадку в нью-йоркском аэропорту имени Джона Кеннеди. Тур состоял из 16 концертов в 10 городах Соединенных Штатов. Первый концерт состоялся в воскресенье 15 августа на нью-йоркском стадионе Ши, который был «домашним стадионом» бейсбольной команды «New York Mets».

Это был первый случай в истории музыки, когда стадион был использован для рок-концерта. Концерт посетило 55600 зрителей, что стало мировым рекордом посещаемости музыкального мероприятия. Рекорд продержался до 1973 года, пока другие британцы — группа Led Zeppelin не побила его, выступив перед 56800 зрителями в американском городе Тампа.

На концертах Битлз обычно использовали 30-ти ваттные усилители VOX, но специально для этого тура компания предоставила группе набор 100-ваттных приборов. Но их мощность оказалась недостаточной — толпа кричала громче. Шум стал большой проблемой для битлов, которые не могли слышать звуки своих инструментов и были вынуждены смотреть друг на друга проверяя, синхронно ли они играют.

Для освещения концерта в средствах массовой информации не менее десятка операторов были готовы следовать за Битлз на их пути от гостиницы к стадиону. Было запланировано впечатляющее прибытие группы к стадиону на вертолете. Посадка рядом с бейсбольным полем впервые была разрешена властями Нью-Йорка.

Из гостиницы Битлз выехали на двух лимузинах в сопровождении полицейского эскорта и направились к вертолетной станции Manhattan East River и оттуда пролетев над центром Нью-Йорка приземлились на крышу World’s Fair Building в районе Queens рядом со стадионом. После этого Битлз пересели в бронированный автофургон и направились к стадиону.

В это время на стадионе Ши на разогреве перед главными виновниками тожества выступили: King Curtis Band, Cannibal and Headhunters, Brenda Holloway, Young Rascals и Sound Incorporated. После их выступлений на поле вышел журналист и телеведущий Эд Салливан, который объявил выход ливерпульской четверки: «А сейчас, дамы и господа, защищающие честь своей страны, награжденные Королевой и любимые у нас в Америке — БИТЛЗ!»

И на стадион под оглушительными воплями зрителей въехал фургон с битлами. Пройдя через живой туннель из полицейских Битлз наконец попала на поле. Группа отыграла 30-минутный сет-лист из 12 песен и помахав на прощание разгоряченной публике, удерживаемой двумя тысячами полицейских, скрылась в том же бронированном фургоне.

Мировая премьера документального фильма с названием «The Beatles At Shea Stadium» прошла 1-го мая 1966 года. Для этого фильма Битлз перезаписали звуковую дорожку в студии, так как остались недовольны качеством звука, записанным в день концерта. Спустя год, 23 августа 1966 года, во время своего четвертого и последнего американского тура, Битлз вернулись на стадион Ши.

источник

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

Подкасты

Мультимедиа

«Битлз» показали, что такое рок на стадионе

50 лет назад «Битлз» выступили на забитом до отказа стадионе Shea и полностью изменили представление о том, какими должны быть рок-концерты

«Битлз» были взвинчены до предела. Как видно в фильме, снятом на концерте 15 августа 1965 года, пронзительные крики 55 600 поклонников — в основном, девушек — не только заглушили большую часть того, что исполняли на концертной площадке в Куинсе, штат Нью-Йорк, но и успокоили «битлов». На поле не было выходов для музыкантов — только два закутка для запасных игроков в самом конце стадиона, до которых было бы трудно добежать, если бы тысячи поклонников рванули, прорвав оцепление из небольшой группы полицейских.

Казалось, что больше всех беспокоился Джон Леннон. После того, как группа исполнила A Hard Day’s Night, на поле выскочила девушка и стрелой помчалась к сцене, ловко обходя пытавшихся поймать ее полицейских. Когда ее, в конце концов, поймали, недовольная толпа подняла шум и начала свистеть, а Пол Маккартни начал в шутку возмущаться вместе с ними. Взбешенный Леннон вышел вперед с гитарой в руках и стал напротив Маккартни, окинув его убийственным взглядом «Совсем, что ли, рехнулся?» Маккартни сразу же объявил следующую песню — Help!


50 лет назад с появлением «Битлз» на стадионе Shea посещаемость концертов и прибыли билетных касс побили все рекорды, и всем стало ясно, что массовые рок-концерты вполне осуществимы и прибыльны. К тому же, благодаря этому концерту, группа отправилась во второй гастрольный тур по Северной Америке, во время которого рок-группа впервые провела целую серию концертов на больших стадионах и закрытых концертных площадках.

Но, несмотря на грандиозный размах концерта и последовавшего за ним гастрольного тура, схема организации охраны, контроля за поведением толпы зрителей и расположения акустической аппаратуры не была заранее продумана — были только массированная реклама и надежда на успех. Когда 31 августа гастроли закончились, молодежная аудитория стала рынком, обеспечившим огромный спрос, а рок-музыка ворвалась в концертный бизнес и воцарилась там с большим размахом.

С культурологической точки зрения битломания в молодежной и подростковой аудитории в 1965 году значительно превзошла повальное увлечение молодежи Фрэнком Синатрой в 1940-годы и Элвисом Пресли в 1950-е — главным образом, благодаря распространению телевизоров и переносных проигрывателей. За несколько месяцев до выступления на стадионе Shea «Битлз» выпустили ставшие хитами три сингла и два альбома, а также стали героями множества брендовых товаров — от игрушек и авторучек до ланчбоксов и значков. А за четыре дня до концерта был выпущен в прокат их новый цветной фильм Help!

Но «Битлз» были лишь частью гораздо более масштабного нашествия. В первые семь месяцев 1965 года хит-парады популярной музыки заполнили хиты британских исполнителей — таких как Петула Кларк (Petula Clark), «Роллинг Стоунз» (The Rolling Stones), «Херманз Хермитс» (Herman’s Hermits) и Том Джонс (Tom Jones). На телеэкранах Пэтти Дьюк (Patty Duke) играла не только американскую девушку-подростка, но и похожую на нее как две капли воды британскую двоюродную сестру — одна из двух звезд «Агентов А.Н.К.Л.» (The Man From U.N.C.L.E.) была родом из Британии, а в бесконечных музыкальных шоу вроде Shindig, Hullabaloo и Where the Action Is часто появлялись британские исполнители.


Англомания настолько охватила молодежную культуру 1965 года, что многие школьники и молодежь постарше считали Лондон волшебными воротами во взрослую жизнь и местом приобретения великосветского опыта. Миллионы мальчишек умоляли родителей разрешить им носить прическу как у «битлов», купить такие же, как у кумиров, ботинки и дать денег на уроки игры на гитаре. Девчонки, мечтавшие выйти замуж за Джона, Пола, Джорджа и Ринго, решительно настаивали на мини-юбках и белых сапогах. Началась сексуальная революция.

Кроме того, стадион Shea стал поворотным моментом для рок-музыкантов и их менеджеров, которым надо было начинать мыслить более масштабно, если они хотели повторить успех «Битлз». Безусловно, главным должны были стать агрессивная реклама, сексуальная привлекательность и оригинальные композиции — и все это прекрасно уловили Мик Джагер и Кит Ричардс, которые побывали на концерте в Куинз.

Идея организовать концерт «Битлз» на стадионе Shea принадлежала Сиду Бернстайну (Sid Bernstein) — музыкальному продюсеру, который годом раньше привез группу на гастроли в Америку, где на их двух концертах в Карнеги-холле был полный аншлаг. А их выступление в телешоу Эда Салливана (Ed Sullivan — американский журналист и телеведущий, наиболее известный благодаря передаче «Шоу Эда Салливана», в которой он открывал музыкальные таланты, — прим. перев.) посмотрело свыше 73 миллионов телезрителей. У Бернстайна идея провести концерт на стадионе зародилась еще в конце 1964 года — после того, как продавец билетов в Карнеги-холле пошутил, что Бернстайну надо было ангажировать «Битлз» не на два концерта, а на 30.

Но мысль том, чтобы заполнить стадион Shea до отказа была нелепой. Единственным рок-исполнителем, который выступал на стадионах — да и то меньших по размеру в два раза — был Элвис Пресли во время своего тура по тихоокеанскому Северо-Западу в 1957 году. Бернстайн расположил к себе менеджера «Битлз» Брайна Эпстайна (Brian Epstein), пообещав ему 10 долларов за каждый непроданный билет. Билеты продавались по 4,5, 5 и 5,65 долларов и были распроданы вскоре после начала продаж в январе — за семь месяцев до концерта — что обеспечило общую прибыль в 304 тысячи долларов, из которых «Битлз» получили 180 тысяч (или 1,4 миллиона долларов по нынешнему курсу).

Когда в пятницу 13 августа «Битлз» прибыли в Нью-Йорк, они остановились в отеле Warwick Hotel. В субботу они записали свое первое и последнее выступление на телешоу Эда Салливана, которое должно было транслироваться на следующий день — в воскресенье, когда был намечен концерт на стадионе Shea. В день концерта ворота стадиона открылись в 18:00.

Везти музыкантов на стадион на автомобиле было слишком рискованно, поэтому им предоставили огромный 51-местный двухмоторный вертолет. Когда группа высадилась неподалеку от стадиона, их довезли до служебного входа для игроков на бронированном автомобиле банковской компании Wells Fargo. По пути на стадион музыкантов назначили представителями банка, и поэтому на сцене они выступали с золотыми значками агентов банка Wells Fargo.

Концерт начался в 19:35 с выступления некоторых исполнителей, среди которых были «Киллер Джо» Пиро (“Killer Joe” Piro) с танцорами своей дискотеки, звезда Motown (Motown Records — американская звукозаписывающая компания, — прим. перев.), Бренда Холлоуэй (Brenda Holloway) и саксофонист Кинг Кертис (King Curtis). В 20:45 Эд Салливан объявил выход «Битлз», и они появились из укрытия для запасных игроков 3-й базы — в бежевых пиджаках без воротников и черных брюках. В ходе выступления музыканты выходили, а потом и выбегали на сцену уже со 2-й базы.

В течение следующих 37 минут они исполнили 12 песен-хитов. Когда «Битлз» закончили свое выступление, они сели в автомобиль-универсал белого цвета, который отвез их назад к укрытию для запасных игроков. Оттуда они прошли через туннель к бронированному автомобилю, доехали на нем до вертолета и улетели на нем на Манхэттен.

Многие родители в тот вечер были лишь несказанно рады привезти своих детей — не очень больших и уже подростков — на стадион Shea. Припарковавшись, они направились на Всемирную выставку, расположенную совсем рядом. В течение следующих нескольких часов они наслаждались бельгийскими вафлями и изумлялись чудесам техники будущего. Что же касается их чад, то они со своими гландами и ангинами тоже увидели будущее — правда, их будущее было совсем рядом. И длилось оно гораздо дольше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

источник

«Битлз» на крыше: 50 лет последнему живому концерту великой группы

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Полвека назад, 30 января 1969 года, Джон Леннон, Пол Маккартни, Джордж Харрисон и Ринго Старр на крыше лондонского здания сыграли концерт, которому суждено было стать последним живым выступлением великой группы.

Заранее необъявленное, никем не афишированное выступление «Битлз» в обеденный час холодного январского дня привлекло огромное внимание. Привлеченная звучанием всемирно известной группы внизу собралась толпа.

Нашлись и те, кому не понравилось нарушение освященных столетиями покоя и тишины фешенебельно-аристократического лондонского района Мэйфэр. Вызванная полиция прекратила «безобразие».

С тех пор «концерт на крыше» стал легендой. Сейчас, полвека спустя, стоит вспомнить, что стоит за этой легендой.

Прощание с концертом

Когда 29 августа 1966 года изможденные «Битлз» сошли со сцены бейсбольного стадиона Candlestick Park в Сан-Франциско, они еще не предполагали, что это выступление станет последним в пятилетнем бесконечном концертном марафоне, в котором группа пребывала с начала своей гастрольной деятельности в Гамбурге в 1961 году.

Усталость, а главное, разочарование и недовольство были, однако, настолько велики, что прекращение гастролей в привычном виде было вопросом времени.

«Битлз» уже вовсю экспериментировали в студии, вышедший месяцем ранее Revolver был наполнен сложными по конструкции, многослойными композициями с изощренными студийными эффектами, самой «закрученной» из которых стала психоделичная Tomorrow Never Knows.

И речи не было о возможности воспроизвести новый звук на сцене. А главное — концертная публика, по-прежнему состоящая по большей части из пораженных вирусом битломании молодых девчонок, ничего нового и сложного не ждала и не хотела. Она по-прежнему непрестанно истерично визжала на протяжении всех получасовых концертов, ждала старых проверенных хитов, и верхом ее желаний и ожиданий было увидеть живыми своих кумиров.

Концертная аппаратура в те годы была далека по своему качеству от нынешней, визг и истеричные вопли толпы заглушали музыку, музыканты элементарно себя не слышали. Сами же они за считанные два-три года переросли не только свою концертную публику, но самих себя двух-трехлетней давности. Из поп-идолов они превратились в настоящих художников и больше не могли и не хотели выносить этот переставший им приносить хоть какое бы то ни было творческое удовлетворение «концертный оброк».

С концертами было покончено, Битлз полностью посвятили себя студийной работе, изучению трансцендентальной медитации, экспериментам с наркотиками, опытам в мультипликации и телевидении и выдавали на-гора один за другим студийные шедевры Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band, Magical Mystery Tour, The White Album.

2 января, на второй день нового 1969 года, всего лишь через пару месяцев после выхода монументального «Белого альбома», «Битлз» приступили к репетициям очередного альбома, который поначалу должен был называться Get Back. Выражавшая концепцию новой работы строчка из давшей ей название песни Маккартни Get back to where you once belonged… («Вернись туда, откуда ты родом…») означала возвращение не столько пространственное, сколько временное: возвращение в молодость, в чистую ливерпульскую юность, в простой, без студийных наворотов и экспериментов, наивный и светлый рок-н-ролл.

Идея — в полной противоположности предыдущим сложным, с многочисленными наложениями студийным работам — состояла в прямой, почти «наживо» записи имеющегося материала, который, наряду с новыми песнями, включал в себя один из самых первых, еще ливерпульского периода совместных творческих опытов Леннона-Маккартни «One After 909».

Процесс записи начали снимать для документального фильма, который, как впоследствии и альбом, стал называться Let It Be. Сохранился, впрочем, проект обложки альбома Get Back, в полном соответствии с концепцией копирующий композицию обложки дебютного альбома Please Please Me — только вместо свежих юношеских лиц с балкона на зрителя взирают обросшие длинными волосами и бородами «Битлз» образца 1969 года.

Возвращение к концерту

Частью общего замысла возвращения к истокам стала идея живого концерта — первого спустя два с половиной года после памятного стадиона в Сан-Франциско. Снятый на пленку и включенный в документальный фильм в качестве утверждающей финальной точки концерт должен был показать миру, что запершиеся в студийно-лабораторном искусственном вакууме музыканты не потеряли способность живого музицирования и остаются полноценно действующей рок-группой.

Идей для места проведения концерта было множество, вожделенная простота была забыта, и на полном серьезе обсуждались самые разнообразные локации — от очевидных типа лондонских залов Palladium и Roundhouse до самых экзотических вроде египетских пирамид, пустыни Сахара или борта океанского лайнера Queen Elizabeth.

Режиссеру будущего фильма Let It Be Майклу Линдсей-Хоггу особенно нравилась идея древнеримского амфитеатра в Тунисе. «Битлз должны были начать играть с восходом солнца, и постепенно амфитеатр должен был наполняться публикой», — мечтательно размышлял он (два с половиной года спустя, в октябре 1971-го идея рок-концерта в римском амфитеатре была осуществлена в фильме Pink Floyd: Live at Pompeii).

«Битлз», однако, находились в состоянии чудовищного раздрая, прекрасно переданном в фильме, зафиксировавшем начальный этап записи Let It Be в Twickenham Studios в окрестностях Лондона. Группу тянули на разрыв две центробежные силы. С одной стороны, занявшая гигантское место в жизни Леннона и неизменно присутствующая бок о бок с ним Йоко Оно — просто физически ощутимо, какое раздражение вызывает она у остальных. С другой стороны — непомерно возросшие лидерские амбиции Маккартни, который все увереннее и все более бесцеремонно руководил процессом, что было ему тем проще, чем больше погружался в свою личную жизнь и свои собственные проекты с Йоко Леннон.

Харрисон, и без того на протяжении последнего времени ощущавший острейшее недовольство своим подчиненным положением в группе и игнорированием его авторских талантов, и вовсе отстранился от участия в репетициях.

Ситуация чуть улучшилась после переезда 22 января из Твикенхема в центр Лондона, в приобретенный группой летом предыдущего 1968 года для вновь созданной компании Apple особняк по адресу Сэвил-Роу, дом 3. В подвале была оборудована студия, куда и перенесли запись альбома.

Хлопнувший было дверью Харрисон вернулся и привел с собой чернокожего клавишника Билли Престона, который сыграл ключевую роль в записи Let It Be, нескольких последующих синглов и Abbey Road осенью 1969 года. Настолько ключевую, что Леннон даже предлагал сделать его постоянным участником группы — пятым битлом. «Мы и вчетвером едва удерживаемся», — решительно отверг эту идею Маккартни.

Но, как бы то ни было, 30 января на крыше Билли Престон отыграл весь концерт как полноценный член группы. А на вышедшем в свет в апреле 1969 года сингле Get Back/Don’t Let Me Down исполнитель был обозначен как The Beatles and Billy Preston.

На фоне едва достигнутого хрупкого перемирия было решено забыть о маниловски-амбициозных проектах концерта, вынести концертную аппаратуру из подвала на крышу и сыграть тут же, что называется «у себя дома» — так проще, быстрее и дешевле.

Сам концерт — факты, слухи и легенды

Линдсей-Хогг, уже работавший с «Битлз» на видео-клипах Hey Jude и Revolution, с жаром взялся за организацию съемки. Целая армия кинокамер снимала происходящее со всех возможных углов — снизу с улицы, с крыш соседних домов, в вестибюле Apple, не говоря уже о пяти камерах непосредственно на крыше. Вокруг здания возвели специальные леса, которые должны были укрепить тяжелое концертное и киносъемочное оборудование.

День по лондонским меркам был холодный — семь градусов (правда, все же плюс). Наверху свирепствовал ледяной, пронизывающий ветер. Из-за тумана пришлось отменить вертолетную съемку. С минуты на минуту ожидался дождь — к счастью, обошлось. В общем, условия для рок-н-ролла далеко не идеальные. «Руки заледенели, играть не могу», — в перерыве между песнями жаловался Леннон. Чтобы согреться, все беспрерывно курили. Леннон облачился в короткую шубейку Йоко, а Ринго — в красную куртку своей жены Морин.

Порывы холодного ветра создавали серьезную проблему для чувствительных студийных микрофонов. Чтобы спастись от шума, было решено обернуть микрофоны женскими колготками, для приобретения которых в ближайший галантерейный магазин был отправлен молодой 20-летний интерн Алан Парсонс (через три года — главный звукорежиссер пинкфлойдовского Dark Side Of The Moon, а еще через несколько лет — лидер своего собственного Alan Parsons Project).

«Когда я подошел к прилавку и попросил три пары женских колготок, неважно какого размера, на меня посмотрели очень подозрительно, пытаясь понять, на кого я больше похож — на грабителя банка или на трансвестита», — вспоминал Парсонс через годы в интервью журналу Guitar Player.

В битловском фольклоре этого дня лондонская полиция предстает как сказочный злодей, прервавший одно из самых знаковых событий эры рок-н-ролла. В каком-то смысле это действительно так, но в то же время полиция проявила немало выдержки, терпения и такта. Полицейский участок находился на Сэвил-роу, 27, буквально в нескольких метрах от здания Apple, и рок-н-ролльный грохот был там прекрасно слышен.

Более того, в окрестных домах звенели стекла, вибрировали стены и перекрытия, из-за застопорившей движение по обоим концам квартала толпы возникли пробки, и раздраженные автомобилисты вовсю сигналили. При желании полиция могла прикрыть происходящее в самом зародыше, однако позволила ему продолжаться более 40 минут. И лишь когда ее забросали жалобами обитатели ближайших домов и офисов, она вынуждена была начать действовать.

Но и тогда полиция поступила более чем тактично, дав всем находящимся в битловском здании время избавиться от изобилия запрещенных веществ и препаратов. «За десять минут до рейда нам позвонили из полицейского участка на Сэвил-роу и предупредили о своем приходе, — вспоминал много лет спустя один из сотрудников Apple. — У нас было время подготовиться, и все эти десять минут из всех туалетов здания раздавался дружный хор сливных бачков».

Музыка

В окончательный монтаж фильма Let It Be вошло лишь 20 минут из продолжавшегося 42 минуты концерта. Но и в целом особенно богатым с точки зрения музыкальной происходящее не назовешь: трижды прозвучала Get Back, по два раза Don’t Let Me Down и I’ve Got A Feeling и по разу One After 909 и Dig A Pony.

Можно только гадать, что еще довелось бы услышать прохожим на Сэвил-Роу, и какие еще песни вошли бы в анналы как содержание последнего концерта «Битлз», если бы он не был прерван полицией. Самые завзятые битломаны зорким оком усмотрели где-то в глубине крыши еще одни, незадействованные в течение 42 минут электрические клавиши, микрофон для акустической гитары и кладущуюся на колени слайд-гитару.

Быть может, должна была прозвучать акустическая Two Of Us, открывшая год с лишним спустя альбом Let It Be. Возможно, мы могли бы услышать фортепианные баллады Маккартни — саму Let It Be и The Long And Winding Road — или харрисоновскую For You Blue, в которой Леннон солировал на той самой слайд-гитаре.

Но все это — только предположения.

Эпитафия

И хотя «Битлз» предстояло записать еще один великолепный альбом — свою настоящую лебединую песню Abbey Road, именно записанный в те зимние дни 1969 года Let It Be стал последним, уже по сути дела посмертным релизом группы. Он вышел 8 мая 1970 года, а почти месяцем ранее, 10 апреля, сделанное Маккартни объявление об уходе из «Битлз» считается официальной датой конца группы.

Последняя песня Let It Be — Get Back. Последние звуки Get Back и, соответственно, последние звуки последнего альбома «Битлз» — слова, сказанные Ленноном в микрофон в завершение концерта на крыше: «I’d like to say thank you on behalf of the group and ourselves, and I hope we passed the audition.» («Я хочу поблагодарить всех от имени группы. Надеюсь, мы прошли прослушивание»).

Со свойственным ему сарказмом, Леннон намекал на многочисленные неудачные прослушивания, которые «Битлз» приходилось проходить, пока они не получили признание.

Но даже и он своим острым умом не мог предполагать, что слова эти станут эпитафией великой группе.

источник

The Beatles, альбом «The Beatles at Shea Stadium»

Видео с концерта — Студия — 1965
CD: 02.08.1966

The Beatles at Shea Stadium — Битлз на стадионе Ши

02:35 Twist And Shout (Bert Russell and Phil Medley) — 11.02.1963

ДЖОН 1971: ‘Самыми интересными песнями для меня были черные, потому что они были проще.
Они вроде как сказали ‘тряси свой зад’, или твой член, что было действительно инновацией.
Черные пели прямо и немедленно о своей боли, а также о сексе, вот почему мне нравится эта песня.

ДЖОН 1976: Последняя песня почти убила меня.
Мой голос не был прежним долгое время после… Каждый раз, когда я проглотил его, он был как наждачная бумага.
Мне всегда было горько стыдно, потому что я мог петь лучше, но теперь это не беспокоит меня. Ты слышишь, что я просто безумный парень, делающий что могу.
И я точно знаю почему… Это потому, что он в тот день отработал свою фигню.
Мы оставили ‘Twist And Shout’ до самого последнего, потому что знали, что был один дубль.

РИНГО 1994: ‘Мы начали (запись альбома) около полудня и закончили его в полночь, когда Джон был очень восторжен ‘Twist And Shout’.

03:18 She’s a Woman (Paul McCartney – John Lennon and Paul McCartney ) — 26.11.1964

ПОЛ около 1994: ‘Это была моя попытка сделать блюзовую вещь… вместо того, чтобы делать песню Литл Ричарда, которой я очень восхищаюсь, я бы использовал (для вокала) ее собственный стиль.

02:15 I Feel Fine (John Lennon – John Lennon and Paul McCartney ) — 17.11.1964

ДЖОН 1972: ‘Это была первая запись, где была использована обратная связь.
В самом начале.

ДЖОН 1974: ‘Я написал это на сессии записи.
Это было связано вместе вокруг гитарного рифа, который открывает его.

ДЖОН 1980: ‘Это я полностью.
Включая гитарное соло с первым откликом где-либо.
Я бросаю вызов всем, чтобы найти запись…, если только это не какая-то старая блюзовая запись 1922 года…, которая использует обратную связь таким образом.
Поэтому я требую ее для Битлз.
До Хендрикса, перед The Who, прежде чем кто-либо.
Первый отзыв о записи.

ПОЛ около 1994: ‘У Джона была полуакустическая гитара Gibson.
На ней был пикап, который можно было усилить… Мы как раз собирались прослушать удар, когда Джон прислонил свою гитару к ампуле.
Я все еще могу видеть его делающим это и Nnnnnnwahhhhh! И мы спросили: ‘Что это? ‘Вуду!’
‘Нет, это обратная связь.
Ух ты, отличный звук!
Джордж Мартин был там, поэтому мы спросили: ‘Можно это записать?’
‘Ну, я думаю, мы могли бы, мы могли бы отредактировать это на фронте.
Это был найденный объект — несчастный случай, вызванный прижатием гитары к усилителю.
Сами песни принадлежали скорее Джону, чем мне.
Мы сели и написали их вместе с оригинальной идеей Джона.
Джон спел их, я на гармонии’.

02:56 Dizzy Miss Lizzy (Larry Williams) — 10.05.1965

03:09 Ticket to R > — 15.02.1965

ДЖОН 1970: ‘Это тяжелая запись, и барабаны тоже тяжелые.
Вот почему мне это нравится.

ДЖОН 1980: ‘Это был один из самых ранних хэви-металлических альбомов.
Пол сделал свой вклад в то, как Ринго играл на барабанах.’

ПОЛ около 1994: ‘Я думаю, самое интересное — это безумный конец — мы изменили темп, вместо того чтобы закончить как в предыдущем стихе.
Мы взяли одну из строк, ‘Моего ребенка это не волнует’, но полностью изменили мелодию.
Мы почти придумали новую песню на фоне этой песни… .
Это было довольно радикально в то время’.

02:26 Everybody’s Trying to Be My Baby (Carl Perkins) — 18.10.1964

02:11 Can’t Buy Me Love (Paul McCartney – John Lennon and Paul McCartney ) — 29.01.1964

02:04 Baby’s In Black (John Lennon and Paul McCartney) — 11.08.1964

ПОЛ около 1994: ‘Мы хотели написать что-то более темное, голубое…
Это было очень много совместной работы, и мы оба пели это.
Иногда гармония, которую я пишу с сочувствием к мелодии Джона, захватывала и становилась более сильной мелодией…
Когда люди записывали музыку, они спрашивали: ‘Какая из них мелодия?’, потому что она была написана так, чтобы вы могли взять любую из них.
Нам больше нравилась эта’.

02:30 Act Naturally (Voni Morrison and Johnny Russell) — 17.06.1965

02:34 A Hard Day’s Night (John Lennon – John Lennon and Paul McCartney ) — 16.04.1964

ДЖОН 1980: ‘Я возвращался домой в машине и Дик Лестер предложил название ‘Hard Day’s Night’ из того, что сказал Ринго.
Я использовал его в ‘Собственном письме’, но это было неприличное замечание Ринго.
Знаешь, один из этих малапропизмов.
Рингоизм, когда он сказал, что это не смешно… Просто сказал это.
Дик Лестер сказал: ‘Мы будем использовать это название’. А на следующее утро я принес песню… ‘потому что была небольшая конкуренция между Полем и мной, кто получил сторону A — кто получил хиты.
Если вы заметили, в первые дни большинство синглов, в кино и все такое, были моими… В ранний период я доминировал в группе.
Единственная причина, по которой он пел в ‘Трудном дне’ была в том, что я не мог дотянуться до нот.
(поет) ‘Когда я дома/ все кажется правильным/ когда я дома…Иногда мы так и делали.
Один из нас не мог дотянуться до ноты, но он хотел другой звук, чтобы заставить другого сделать гармонию.’

ПОЛ около 1994: ‘Название дал Ринго.
Мы почти закончили съемки фильма, и пришла забавная часть, о которой мы не знали раньше и которая называла фильм.
Поэтому мы сидели в студии Twickenham и провели небольшой мозговой штурм… и мы сказали: ‘Ну, на днях Ринго что-то сказал’.
Ринго делал такие маленькие малапропизмы, он говорил вещи немного неправильно, не как обычные люди, но это всегда было замечательно, очень лирично…
Они были своего рода магией, хотя он просто получал это неправильно.
И он сказал после концерта: ‘Фу, это был трудный день ночи’.

02:19 Help! (John Lennon and Paul McCartney) — 13.04.1965

ДЖОН 1980: ‘Вся эта история с Битлз была просто непонятна.
Когда вышла ‘Help!’, я действительно звал на помощь.
Большинство людей думают, что это просто быстрый рок-н-ролл.
В то время я не понимал этого; я просто написал песню, потому что мне было поручено написать ее для фильма.
Но позже я понял, что действительно звал на помощь.
Тогда это был мой толстый период Элвиса.
Вы видите фильм: Он очень толстый, очень неуверенный, и он полностью потерял себя.
И я пою о том, когда я был намного моложе и все остальное, оглядываясь назад на то, как легко это было.
Но теперь я могу быть очень позитивным… Да, да…
Но я также переживаю глубокую депрессию, когда хочу выскочить из окна, знаете ли.
С возрастом мне становится легче справляться с этим; я не знаю, научишься ли ты контролировать себя или, когда вырастешь, успокоишься немного.
В любом случае, я был толстый и подавленный и звал на помощь.

ПОЛ 1984: ‘Джон написал это название… ну, Джон и я написали его в своем доме в Вейбридже для отчаяния…

02:32 I’m Down (Paul McCartney – John Lennon and Paul McCartney ) — 16.02.1965

ПОЛ около 1994: ‘Я могу сделать голос Литл Ричарда, который является диким, хриплым, кричащим…
Это как вне тела’.
Вы должны оставить свои чувства и пойти на фут выше головы, чтобы спеть это.
Многие люди были поклонниками Литл Ричарда, поэтому я пел его вещи, но пришло время, когда я хотел сделать что-то свое, поэтому я написал ‘I’m Down’.

источник

The Beatles: хроника феномена 1961-1970.

Перелёт из Ниццы в Мадрид.
Четверг 1 июля 1965 года.

На следующий день после выступления в Ницце Битлз вылетели в Испанию, в Мадрид.
Прибыв в Мадрид, Битлз посетили винодельческое предприятие Jerez de la Frontera, а Брайан Эпстейн сходил на корриду в Plaza de Toros de Las Ventas, где на следующий день должен был пройти концерт Битлз.

Plaza de Toros de Las Ventas, Мадрид, Испания.
Пятница 2 июля 1965 года.

Битлз прибыли в Мадрид и выступили с единственным концертом в столице Испании Мадриде на Plaza de Toros de Las Ventas.Поддерживала Битлз на этом концерте испанская группа Pekenikes.Концерт начался в 20.30.The Beatles исполнили 12 песен в Мадриде сет-листа европейского тура 1965 года: Twist And Shout, She’s A Woman, I’m A Loser, Can’t Buy Me Love, Baby’s In Black, I Wanna Be Your Man, A Hard Day’s Night, Everybody’s Trying To Be My Baby, Rock And Roll Music, I Feel Fine, Ticket To Ride and Long Tall Sally.

В Мадриде Битлз дали только один концерт. Прошел он на Plaza de Toros de Las Ventas, городской арене для боя быков. К этому времени Битлз начала беспокоить жестокость, с которой полиция обращалась с фанатами во время концертов.

«Мадрид, где мы играли на еще одной арене для боя быков, запомнился мне жестокостью полицейских. Я впервые увидел своими глазами, как полицейские избивают мальчишек. Там я побывал на бое быков — это самое печальное зрелище, какое мне доводилось видеть. Больно видеть, как бык постепенно слабеет. А когда его наконец убили, его зацепили за ногу цепью, и пара ломовых лошадей уволокла труп с арены. Такой конец мне всегда казался отвратительным. Это единственный бой быков, на котором я побывал, и больше я не желаю видеть ничего подобного». Ринго Старр, «Антология».
В Мадриде Битлз исполнили 12 песен, тот же самый сет, что и на остальных концертах этого европейского турне: Twist And Shout, She’s A Woman, I’m A Loser, Can’t Buy Me Love, Baby’s In Black, I Wanna Be Your Man, A Hard Day’s Night, Everybody’s Trying To Be My Baby, Rock And Roll Music, I Feel Fine, Ticket To Ride и Long Tall Sally.

Plaza de Toros Monumental, Барселона, Испания.
Суббота 3 июля 1965 года.

Переезд в Барселону из Мадрида. Концерт на Plaza de Toros Monumental, Барселона, с группой Sirex в качестве поддержки. Это финальный концерт европейского блиц-тура на две недели с выступлениями во Франции,Италии и Испании .
Европейское турне Битлз закончилось в этот день концертом на Plaza de Toros Monumental в Барселоне, Испания.

«Помню, мы выступали в Барселоне, на Пласадель-Торос — большой арене для боя быков, где лучшие места занимали лорд-мэр и богачи, а молодежи, нашим истинным поклонникам, билетов не досталось. Это нас огорчило: „Почему мы играем для всех этих чиновников? Мы должны играть для тех, кто остался снаружи. Впустите их…“ Но конечно, никого не впусти-ли».Пол Маккартни, «Антология».
В Барселоне Битлз сыграли 12 песен: Twist And Shout, She’s A Woman, I’m A Loser, Can’t Buy Me Love, Baby’s In Black, I Wanna Be Your Man, A Hard Day’s Night, Everybody’s Trying To Be My Baby, Rock And Roll Music, I Feel Fine, Ticket To Ride и Long Tall Sally.

Перелёт из Барселоны в Лондон.
Воскресенье 4 июля 1965 г.

Утром 4 июля, Битлз вылетели из Барселоны в Лондон. Через два часа рейс авиакомпании Iberia приземлился в Лондонском аэропорту, где группу уже ждали тысячи радостных поклонников. На этом закончилась очередная веха в гастрольной истории Битлз.

Второе североамериканское турне Битлз. 15 — 31 августа 1965 года.
Хронология событий.

Попытаемся максимально подробно рассмотреть эту веху в истории Битлз. Итак, во время североамериканских гастролей в августе 1965 Битлз дали концерты в следующих городах:

15 августа 1965 — Нью-Йорк Shea Stadium.
17 августа 1965 — два концерта — Торонто (Канада) Canada Maple Leaf Gardens.
18 августа 1965 — Атланта Atlanta Stadium.
19 августа 1965 — два концерта — Хьюстон Sam Houston Coliseum.
20 августа 1965 — два концерта — Чикаго Comiskey Park.
21 августа 1965 — Bloomington Metropolitan Stadium.
22 августа 1965 — два концерта — Портленд Memorial Coliseum.
28 августа 1965 — Сан-Диего Balboa Stadium.
29 августа 1965 — Лос-Анджелес Hollywood Bowl.
30 августа 1965 — Лос-Анджелес Hollywood Bowl.
31 августа 1965 — два концерта — Daly City Cow Palace.

Перелет Лондон — Нью-Йорк.
Пятница 13 августа 1965 года.

В Лондонский аэропорт проводить Битлз собралось около 1000 фанатов. Группа приземлилась в Нью-йоркском аэропорту JFK Airport, там их встречали толпы журналистов и фотографов. Однако у американских фанатов не было возможности приветствовать Битлз, поскольку по указанию полиции самолет, на котором летела группа, остановился в двух милях от главного терминала.
Из аэропорта Битлз отвезли прямиком в гостиницу «Уорик» (Warwick Hotel) на 6th Avenue и 54th Street, где они оставались до 17 августа. В гостинице Битлз провели пресс-конференцию для примерно 250 журналистов. Пресс-конференцию вел Тони Барроу. В распоряжение группы был отдан весь 33-й этаж гостиницы. Дабы избежать встреч с нежеланными гостями, к каждому входу был приставлен специальный охранник.

Вопрос: «Джон, ты главный в Битлз. Что входит в обязанность главного Beatle?»
Джон: «Ух, ничего. Ничего, такого, что я могу придумать о. Я был просто записан как главный Beatle.»
Ринго: (шутя)» Он имеет в виду, что он является старейшим.»
Джон: «Я не делаю ничего лишнего.»
M.C: «Хорошо, давайте начнём с первого вопроса, пожалуйста.»
Вопрос: «Каково это, вернуться обратно в Штаты?»
Битлз: «Великолепно!»
Джон: «Чудесно.»
Вопрос: «Джон, вы всегда даёте пресс-конференции с жевательной резинкой во рту ?»
Джон: «Ох, нет. Только в Америке.»
Вопрос: «Только в Америке вы жуёте жвачку?»
Джон: «Беспокоюсь о деснах, Точно также, как это делают здесь все граждане.»
Вопрос: «А Beatles реагируют на стимулирование экспорта премьер-министром (Harold) Wilson?» Джордж: «Нет».
Джон: «Достаточно этого ответа. Одного. хватит.»
Ринго: «Нечего сказать.»
Вопрос: «Расскажите, после того, как вы стали ковалерами ордена Британской империи, это изменило вашу жизнь в каком либо образом?»
Джон: «Ох, пока еще нет, мы ничего не чувствуем.»
Вопрос: «А вы ожидаете перемен в жизни?»
Ринго: «Мы просто должны носить медали.»
Вопрос: «Ринго, как ты собираешься назвать ребенка, если это будет мальчик или девочка?» Ринго: «Ну. »
Джон: «Чарли». (смех)
Ринго: «Это был ответ Джона, а не мой. Мы еще не знаем. Мы все еще обсуждаем имена.»
Джон: «Как насчет Линдон?»
Ринго: «Ты о чём?» (смех)

Вопрос: «Вам нравится ваша популярность?»
Джон: «Идите и спросите у поклонников.»
Ринго: «Ну, ты опять за своё.» (смех)
Джон: «Просто спросите у поклонников».
Вопрос: «Джордж, многие люди в этой стране и в других странах вас сравнивают с теми, кто обычно определяет темпы развития поп искусства, попарта, классической музыки, некоторые даже сравнивают вас с Gouneau. Какова ваша реакция на подобного рода высказывания?»
Джон: «Никогда не слышал о таких.» (смех)
Джон: «Мы не против, когда нас сравнивают с кем то.»
Вопрос: «Вы считаете себя музыкантами нового поколения»?
Джон: «Нет, я имею в виду, если люди хотят сравнить нас, с кем то, пусть они это делают.» Во-прос: «Вы готовы к определению стиля в поп- и арт искусстве?»
Джордж: «Возможно, бессознательно.»
Ринго: «Да, мы всегда без сознания.»
Вопрос: «Собираются ли вступить в брак в ближайшем будущем двое не женатых членов вашей группы?»
Пол: «Брак не является нашим ближайшим будущем.»
Джордж: (шутя) «Пол, это не про меня».
Вопрос: «Я заметил, двое женатых мужчин сидят вместе, и двое юнных мальчиков сидят вместе.»
Джон: «Это на самом деле странно!» (смех)
Ринго: «Но только не говорите никому, вы обещаете? Это секрет».
Вопрос: «Какие очки, вы оденете сегодня, Джон»?
Джон: «Ух. Очки солнцезащитные.»
Вопрос: «Нет, я имею в виду, какие конкретно? В прошлый раз были зеленые.»
Джон: «Я недавно приобрёл в. Умм. »
Ринго: «Канны.»
ДЖОН: «. » Канны. Это своего рода обычные солнцезащитные очки, только их стёкла зеркальные с одной стороны, так что никто не может заглянуть в….»
Вопрос: «Американские поклонники самые восторженные?»
Джордж: «Определённо некоторые из них выглядят именно таким образом.»
Вопрос: «Кто из ваших самых восторженных поклонников?»
Джон: «Те, которые самые близкие.»
Пол: «Ну, они все восторженные, но их количество зависит от размера страны. В вашем случае найкрупнейшие.»
Вопрос: «Собираетесь ли вы менять ваш стиль работы?»
Джон: «Ух. не бессознательно.»
Ринго: «Я же говорил вам. мы всегда без сознания.»
Вопрос: «Как вы относитесь к стилягам, приехав сюда?»
Джон: «Я не знаю. Я не ощущаю, чего-ни будь.»
Вопрос: «Что приизошло на Багамах?»
Джон: «Вы о чём? Мы были там всего пару недель.»
Вопрос: «Были слухи, что кого то из вас пытались зарезать.»
Джон: «Мы делали фильм».
Пол: «Что вы имели в виду, когда сказали «зарезали?» (пауза) Все спрашивают, «Это правда, что одного из вас зарезали на Багамах?» А я отвечаю, а что означает билетик, когда его разрывают?»
Вопрос: «В ваши планы входит посещение какой ни будь страны, за железным занавесом»? Джон: «Спросите Мистера Эпштейна.»
Пол: «Нет, не в настоящий момент.»
Вопрос: « А может быть есть планы посетить Вьетнам и развлекать там военных?»
Джон: «Я бы туда не поехал.»
Вопрос: «Ребята вы обзаводились своими собственными лыжами для (Help!) кинофильма?»
Джон и Пол: «Некоторые из нас.»
Пол: «Умный вид мы не делали.»
Джордж: «Мы делали вид, что падаем. Падение битлов.»
Вопрос: «Кого из вас вы считаете лучшим актером?»
Джон: «Ринго».
Вопрос: «Будет ли этот фильм так же хорош, как «Hard Day’s Night»?»
Джон и Пол: «Лучше.»
Вопрос: «Джон Леннон, в пресс-релизе говорится, что Ринго. » (все присутствующие начинают говорить одновременно)
Джон: (шутя) «Эй, держать его! Что происходит, чувак!»
Ринго: «Поднимите руки, кто хочет закончить.»
Вопрос: «Вы Beatles, покорили пять континентов. Что вы хотите делать дальше?»
Пол и Джон: «Покорять шестой.» (смех)
Вопрос: «Сколько денег вы заработали, после того, как стали играть вместе?»
Джон и Ринго: «Мы не знаем.»
Джордж: «Не знаю.»
Вопрос: «У вас приготовлены какие ни будь новые трюки для шоу, которые вы собираетесь устраивать?»
Джордж: «Я так не думаю, нет.»
Вопрос: «Вам не надоело быть Битлз?»
Джордж: «Нет»
Вопрос: «Американская пресса сравнила Beatles с негодяями. Вы слышали про это, или видели?» Джон: «Нет»
Пол: «Мы никогда не видели этого.»
Вопрос: «Джордж или Пол, вы что ни будь изменили специально, перед концертами в Америке?»
Джордж: «Ну, мы кое что изменили, вы знаете. Мы будем исполнять новые песни, не те, которые вы слышали в прошлый раз.»

Тут же, Битлз были вручены наградные золотые диски за альбом Beatles VI. На пресс-конференции присутствовал Энди Уорхол.

Четвертое выступление Битлз на шоу Эда Салливана.
Суббота, 14 августа 1965 года.

Это телевизионное выступление, строго говоря, не является частью турне, но бонусом рассмотрим и его.
Битлз завоевали сердца американской теле-аудитории во время трех выступлений на The Ed Sullivan Show в феврале 1964 во время первого посещения Америки. В этот день они появились на шоу в четвертый и последний раз. В студию CBS-TV’s Studio 50 их привезли утром 14 августа 1965 с конвоем лимузинов. Битлз оказались недовольны работой аппаратуры и работали, пока не добились удовлетворительного звучания. Генеральная репетиция в происходила в сценических костюмах, на ней присутствовало 700 зрителей. Битлз исполнили шесть песен: I Feel Fine, I’m Down, Act Naturally, Ticket To Ride, Yesterday и Help!. После Act Naturally был небольшой перерыв, после которого Битлз вернулись, чтобы исполнить оставшиеся три песни, сцена уже была в других декорациях. Перед Ticket To Ride было долинное вступление, во время которого камеры показывали крупные планы каждого из группы. Пол спел соло Yesterday под фонограмму записного заранее струнного трио. Вернувшийся на сцену Джон заметил: «Thank you Paul, that was just like him» («Спасибо, Пол. Это было в его духе). Сам Леннон отличился позже, когда забыл слова к Help!.

«Для публики, которая была там, мы были своего рода диковинкой, для Америки. Выступать перед ней было немного страшно, а я должен был спеть для них свою собственную песню так, как я раньше никогда не делал, я всегда вместе с группой, но мне вдруг сообщили, «Вы исполните Yesterday,», по этому я сказал, «OK». Так что я стоял там и боялся пошевельнуться, а Пол, менеджер, парень за кулисами, подошел ко мне и сказал: «Ты нервничаешь?» Я ответил нет, а он продолжает, «Ты должны быть, знаешь, 73 миллиона людей, будут смотреть на тебя.»
Пол Маккартни в передаче «The Late Show with David Letterman», июль 2009.

Этот выпуск шоу Эда Салливана вышел в эфир 12 сентября 1965 года. Кроме Битлз в нем принимали участие Cilla Black, Soupy Sales, Allen and Rossi, и фокусник Fantasio the Magician. Передачу смотрело 60% вечерней зрительской аудитории. Это было последнее появление Битлз у Эда Салливана, но в будущем в его шоу состоялась премьера нескольких битловских видеоклипов.

Стадион Шей, New York.
Воскресенье, 15 августа 1965 года.

В этот день состоялось рекордное по числу зрителей выступление Битлз, положившее начало второму полномасштабному турне группы по Северной Америке. На этот концерт собралось 55,600 поклонников.
William A Shea Municipal Stadium (полное название) являлся домашним стадионом бейсбольной команды New York Mets. Сцену установили на второй базе, довольно далеко от зрителей.
Концерт Битлз на Shea Stadium поставил рекорд не только по посещаемости, но и по гонорарам, полученным артистами. Битлы положили в $160,000 из общего кассового сбора в $304,000. Рекламой мероприятия занимался Сид Бернстайн. Для контроля толпы фанатов было привлечено 2000 стражей порядка.
Изначально Битлз планировали прилететь нас стадион на вертолете и сесть прямо на поле, но городские власти Нью-Йорка запретили это делать. Из Warwick Hotel битлы на лимузине доехали до вертолетной площадки, откуда полетела на вертолете New York Airways Boeing Vertol 107-II над Нью-Йорком и сели на крышу World’s Fair building в Квинсе. И уже оттуда на бронированном микроавтобусе Wells Fargo (каждому из битлов вручили по значку агента Wells Fargo) их перевезли на стадион.
Живописный перелет над небоскребами Манхэттена снимала компания Эда Салливана «Sullivan Productions» вместе с «NEMS Enterprises» и «Subafilms» (последней компанией владели Брайан Эпстайн и Битлз). Сам концерт снимала группа из 12 операторов. Кроме Битлз на этом концерте выступили в порядке появления на сцене: Brenda Holloway and the King Curtis Band, Cannibal & The Headhunters, Sounds Incorporated и the Young Rascals. Битлз представлял сам Эд Салливан:
А теперь, дамы и господа, почитаемые на родине, награжденные королевой и любимые здесь в Америке, Битлз! Встречайте!
Битлз выбежали на стадион и поднялись на сцену под оглушительный рев толпы зрителей. Несмотря на то, что компания Vox специально для Битлз разработала новые 100-ваттные усилители, они оказались недостаточно мощными, поэтому на концерте была использована местная система оповещение (in-house PA system).

Сет, оставшийся неизменным на протяжении всего турне , состоял из 12 песен: укороченная версия Twist And Shout, затем She’s A Woman, I Feel Fine, Dizzy Miss Lizzy, Ticket To Ride, Eve-rybody’s Trying To Be My Baby, Can’t Buy Me Love, Baby’s In Black, Act Naturally, A Hard Day’s Night, Help! и I’m Down. Лишь на нескольких концертах вместо I Wanna Be Your Man была исполнена Act Naturally.
Во время финального номера, I’m Down, Леннон играл на электрооргане, причем пускал в ход даже локти. После концерта Битлз побежали обратно в бронированную машину, и не теряя ни секунды их увезли подальше от безумствующих фанатов.
50-минутный телевизионный фильм об этом концерте (The Beatles At Shea Stadium) впервые был показан в Великобритании 1 марта 1966 года, на канале BBC 1. В США его премьера состоялась лишь 10 января 1967 года. Фильм начинался с последней песни, исполненной в тот день, I’m Down, и включал в себя выступление групп, игравших на разогреве.
Песни She’s A Woman и Everybody’s Trying To Be My Baby в фильм не вошли. Кроме того, Битлз специально перезаписали звук для этого фильма 5 января 1966 года в Лондоне.
На стадион Shea Stadium Битлз вернулись через год, 23 августа 1966 во время своего финального турне.

День в Нью Йорке.
Понедельник 16 августа 1965 года.

Этот день у Битлз был зарезервирован на тот случай, если бы дождь не позволил провести концерт на Shea Stadium вчера , 15 августа. К счастью погода была хорошей, и у группы появилась возможность провести выходной в Нью-Йорке. Битлз провели весь день в отеле Warwick на 6th Avenue и 54th Street, где они принимали гостей, среди которых были Боб Дилан, The Supremes, The Ronettes, Del Shannon and The Exciters, и дали несколько интервью журналистам и радио диджеям.

Maple Leaf Gardens, Toronto, Канада.
Вторник 17 августа 1965 года.

В этот день Битлз дали два концерта в Maple Leaf Gardens, Торонто, Канада. Раньше они уже играли в этом зале 7 сентября 1964, и через год, 17 августа 1966, вернулись сюда в третий, последний раз. Группа перелетела в Торонто из Нью-Йорка на самолете Lockheed Electra, нанятым Брайаном Эпстайном на время турне. В Торонто прибыли утром, и из аэропорта Битлз перевезли в гостиницу King Edward Sheraton. Новость о том, что Битлз собирались остановиться в «Шератоне» стала известна поклонникам, и в результате десяти фанатов заказали себя здесь номера в надежде повстречаться с кумирами.

Вопрос: «Ринго, как вы сделали предложение своей жене?»
Ринго: «Так же, как это делают все остальные. Ты женат? Если вы не замужем, тогда скоро сами узнаете.»
Вопрос: «Я хочу выйти замуж, но я хочу сделать это правильно».
Ринго: «Вы хотите сделать это правильно?»
Джон: «Схватить обеими руками». (смех)
Вопрос: «Почему вы не запланировали шоу в Монреале?»
Ринго: «Спросите у нашего менеджера. Мы не знаем, почему. Мы просто едем туда куда нам скажут.»
Джордж: «Мы не можем ездить куда хотим. Мы можем только участвовать в выборе маршрута.»
Вопрос: «Ринго, вы все еще хотите стать диск-жокеем?»
Ринго: (долго молчит) «Ах! Да… Да.» (смех)
Вопрос: «Я хотел бы спросить г-н Леннона, почему он начал писать книги и кто оказал на него наибольшее влияние, склонив к области написания».
Джон: «Ух, я не знаю почему я это сделал. я не подвержен влияниям. Но я полагаю, Льюис Кэрролл.»
Вопрос: «Джордж, в каком фильме вы снимались с большим удовольствием. Help! или «Hard Day’s Night»?»
Джордж: «Ну, мы наслаждались работой во время съёмок обоих фильмов, на самом деле. Но я думаю, что в последнем фильме, мы наслаждались немного больше, потому что мы уже знали что, кинопроизводство, это тоже бизнес . И это имеет смысл.»
Джон: «Что это было, а?»
Вопрос: «Джон, это правда, что вы и Боб Дилан, одно и то же лицо?» (смех)
Джон: «Я не читал этой статьи, но я думаю, это довольно смешно. Нет, мы не одно лицо».
Впрос: «Вы ожидаете, какой ни будь очередной почести после того, как королева наградила вас орденами MBE?»
Джон: «Нет, спасибо.» (смех)
Вопрос: «Вы можете рассказать о ваших ближайших планах, будь то съемки, написание книги, и т.д.?»
Джон: «Мы будем снимать новый фильм где-то весной, я думаю. в Испании. Это всё, что я знаю. Я не знаю, что ещё мы будем делать.»
Вопрос: «Нравится ли вам короткий тур этого года, в отличие от прошлогоднего тура? Вы имеете сейчас больше времени для отдыха?»
Джон: «Да.»
Джордж: «Да».
Ринго: «Да».
Джон: «Да».
Пол: «Да».
Джон: «Да».
Вопрос: «Каким шампунем вы пользуетесь?»
Джон: «Любым, какой только сможем достать.» (смех)
Вопрос: Хотелось бы узнать, что случилось с цветом волос Джона Леннона?»
Ринго: «И нам тоже.»
Джон: «Ну, они покрыты потом, и так они выглядят темнее, чем всегда. Они влажные. (комический голос) Так вот почему они выглядят иначе.» (смех)
Пол: «Он не получил свой ‘toup’.»
Вопрос: «Недавно журнал New Musical Express задавал вопрос, почему во время выступления на Shea Stadium, вы были одеты в костюмы военного типа. Вы сами разрабатывали дизайн этих кос-тюмов?»
Пол: «нет, мы просто. ух. Мы были на Багамских островах, и я вообще ничего не носил. По этому я взял солдатское снаряжение из фильма. И кто-то сказал, «Вау, это нормально.» Так что я подумал, «Отлично».
Джон: «Так оно и было.»
Пол: «Это информация к размышлению. Именно так.»
Вопрос: «Хотели бы вы сделать большой тур по всем Английским городам?»
Джон: «Да».
Ринго: «Мы обычно выступаем в Великобритании. Там есть где выступать.» (смех)
Вопрос: «Ринго, а кто же тогда будет выступать здесь?»
Ринго: «Пусть это вас не беспокоит. Любой из вас может прийти на шоу».
Вопрос: «Скажите, гастроли в компании подружек бередят ваше воображение?»
Джордж: «Нет».
Пол: «Мы не гастролируем с подружками. По этому мы нормальные». (смех)
Пол: «А вы?»
Вопрос: «Из всех стран, где вы побывали в, каких аудитория была наиболее отзывчивой»?
Джон: «Grabbel-veebeh.»
Пол: «Да, это правда. Гравий rehhh. Нет, в Америке, потому что здесь больше людей. Тут большие города.»
Ринго: «В Канаде тоже.»
Пол: «Да, значит и в Канаде. Это прекрасное место в любом случае, не так ли?»
Вопрос: «Пол, вы планируете жениться Джейн Эшер?»
Пол: «Ух, я не вынашиваю каких-либо планов. Вот и все. Но все считают своим долгом спросить у меня об этом. Наверно потому, что они знают больше, чем я».
Вопрос: «Вы когда-нибудь хотели бы посетить Ниагарский водопад?»
Джордж: «Мы видели его фотографии». (смех)
Вопрос: «Как вам понравилось времяпровождение в Риме?»
Джон: «У нас остались хорошие воспоминания о Риме. вопреки всем слухам. Когда мы прибыли туда, в Риме было пять утра. Но шоу уже началось. (глубокий голос) Теперь садитесь!» (смех)
Вопрос: «У кого ни будь из вас, случались трудные моменты во время съёмок «Help!»
Джордж: «Когда мы пытались встать вовремя, чтобы идти в студию.»
Вопрос: «Вы устали от этой жизни, или всё ещё считаете происходящее захватывающим?»
Джон: «Мы всё ещё любим это, разве мы не профи»?
Вопрос: «Вы планируете как Beatles участвовать в рождественских шоу?»
Джон: «Спросите г-на Рождество Эпштейна.» (смех)
Джордж: «г-н Eпштейн, что скажете, г-н Эпштейн, Рождественское шоу.» (смех)
Вопрос: «Вопрос для Джона Леннона. Планируете ли вы продолжить написание книг, и если это так, у вас есть новые идеи?»
Джон: «Да, я думаю, что я скоро заключу контракт. но я ничего не буду менять. Это будет тот же самый материал только наоборот.»
Ринго: «Ничего себе, что придумал. ты что?»
Джон: «Спасибо, Ринго.»
Вопрос: «Я хочу спросить всех вас, вам нравится быть Битлз?»
Ринго: «Это замечательно. Замечательно.»
Джон: «Это просто замечательно, быть здесь.»
Пол: «Просто замечательно.»
Джон: «Нам нравится это. то, что мы не Rolling Stones». (смех)
Вопрос: «Как долго вы планируете продолжать концертные туры?»
Джон: «Это опять к Брайану.»
Пол: «И к тем людям, которые покупают билеты.»
Джон: «Люди хотят видеть нас, в ближайшее обозримое время.»
Вопрос: «Пол, расскажите нам немного о своих планах по поводу брака?»
Пол: «Вам просто спрашивать меня об этом, всем просто спрашивать меня. А между тем, у всех есть свои проблемы, один женат, другой разведен, у третьего пятьдесят детей.»
Ринго: «Мы только что насчитали 40.»
Пол: «Я никому ничего не рассказываю, но люди сами всё выдумывают. Так что если и вы хотите сделать это. Я подам на вас в суд.» (смех)
Вопрос: «Страдает ли кого-либо из ребят боязнью выхода на сцену?»
Джон: «Это бывает, когда мы забываем мелодию, или что-то ещё.»
Вопрос: «Да»?
Джордж: «Да, иногда».
Джон: «Это происходит, да. Не очень часто, но бывает.»
Ринго: «Я думаю, с нами со всеми такое случалось.»
Джон: (хихикает), «Я не помню, в каком номере, я был прошлой ночью!»
Вопрос: «Ринго, вы упомянули, о фотографе, который задал вам вопрос о том, увлекаетесь ли вы до сих пор фотогравированием, делаете ли фотографии? И вы ответили нет, потому что вам скучно, от того, что вы делаете снимки из гостиничных номеров. Не кажется ли вам, что вы и остальные ребята многое теряете? Ведь это скучно оставаться в гостиничном номере, не так ли?»
Ринго: «Это не скучно, пребывание в гостиничном номере. Скучно фотографировать из номера отеля.»
Вопрос: «Мы понимаем, что Джон и Пол два плодовитых композитора, и складывается впечатление, что ваши песни вы пишите очень быстро. Как долго вы пишете песню?»
Пол: «Это зависит от обстоятельств. Если мы чувствуем, что пишем много, мы понимаем, что забегаем вперед.»
Джон: (шутя) «Но это всё, что мы умеем делать.»
Пол: «Главным образом. »
Джон: «Главным образом. »
Пол: «Он передёргивает! Главным образом продуктивно мы работаем только тогда, когда снима-ем новый фильм или записываем новый LP или что-то ещё. Это заставляет нас работать.»
Вопрос: «Вам не обидно, что вы не можете слушать самих себя во время вашего пения?»
Джон: «Отчего же мы не можем услышать сами себя? Представьте себя на нашем месте, вы поймёте. Мы можем слышать сами себя, и стараемся не забывать о том, что мы делаем.»
Пол: «Хорошее исполнение имеет большое значение.» Потому что люди платят за то, что они хотят получить. Они не будут платить за то, что им не понравится. Они желают хорошо провести время. (произнесено с преувеличенным британским акцентом) «Так оставить их в покое и прини-майся за работу’» (смех)
Пол: «У нас много времени.»
Джон: «Если бы не это, они бы не приходили снова и снова. Если бы они плохо провели время, то, они бы не приходили опять.»
Вопрос: «Как вы думаете другие группы воруют ваши идеи?»
Джон: (шутя) «Да, это ужасно!»
Вопрос: «Ринго, вы еврей?»
Ринго: (репортеру) «Скажите, вы мужчина или женщина.»
Джон: «Он разберётся с вами завтра.» (смех)
Ринго: «Нет, я не еврей.»
Вопрос: «Если бы существовала национальная рознь в Англии, Beatles существовали бы?»
Джон и Ринго: «Нет!»
Ринго: «Тогда мы бы были в армии.»
Пол: «Мы бы все были в армии. Если бы мы жили в такой стране.»
Вопрос: «Ринго, могли бы вы изменить свою прическу?»
Ринго: «Для чего? Нет, мне и так хорошо.»
Вопрос: «Как вы считаете, новости в СМИ, держат вас под прицелом общественности?»
Джон: «Они делают очень хорошо. без них мы бы не знали, что мы делаем. Вот оно что.»
Вопрос: «Что вы думаете о вопросах?»
Джон: «Некоторые из них хороши. Некоторые из них плохие, и некоторые из них средние.»
Вопрос: «Какие вопросы вы бы задали самому себе, если бы вы были на нашем месте?»
Джон: «Я не могу ничего придумать. Вот почему нам так просто.»
Пол: «Кто это bootier!»
M.C: «Вы можете задать последний вопрос.»
Вопрос: «Битлз, я разговаривал с Биллом Хейли, «Билл Хейли и кометы» который начал все эти шоу, и изобрёл рок-н-ролл. Он проанализировал шоу в исполнении английских и американских групп. Кто, как вы думаете победил?»
M.C: «Телестар, конкурс между американцами и англичанами, кто победит?»
Джон: «Английская публика победила бы. Но есть и другая точка зрения. Если мы будем судить передачу, то американцы вероятно, выиграют.»
M.C: «Мне очень жаль, что мы вынуждены закончить, но нас поджимает время проведения следующего шоу.»
Пол: «Спасибо.»
Джордж: «Спасибо.» (аплодисменты)

На каждый из концертов пришло 18,000 человек. Битлз выступали 27 минут и исполнили 12 песен: укороченная версия Twist And Shout, затем She’s A Woman, I Feel Fine, Dizzy Miss Lizzy, Ticket To Ride, Everybody’s Trying To Be My Baby, Can’t Buy Me Love, Baby’s In Black, Act Naturally, A Hard Day’s Night, Help! и I’m Down.На разогреве в порядке появления на сцене выступали следующие артисты: Brenda Holloway and the King Curtis Band, Cannibal & The Headhunters, Sounds Incorporated, the Young Rascals.

Стадион в Атланте.
Среда 18 августа 1965 года.

Единственный визит Битлз в Атланту продлился все 10 часов, но этот концерт имеет одну отличительную особенность: на сцене были установлены контрольные громкоговорители (monitor speakers), благодаря чему группа могла слышать свое выступление — большая редкость во времена расцвета битломании.
Группа приземлилась в Атланте в аэропорту Hartsfield-Jackson Airport, прилетев чартерным рейсом из Канады. Группу пришли встречать толпы фанатов, но самолет предусмотрительно отогнали на отдаленную полосу, где Битлз и группа сопровождения пересела в три специально подготовленных лимузина.
Битлз отвезли на бейсбольный стадион. Тамошняя раздевалка была специально переоборудована в гримерку и штаб-квартиру. В нее принесли несколько столов, стульев и раскладушек, чтобы битлы могли отдохнуть.
Специально нанятые для этого дела снабженцы предполагали накормить битлов гамбургерами, но те отказались. Тогда им устроили пир горой, принесли в больших картонных ящиках говяжий и свиной филей, баранью ногу, кукурузу, горох, фрукты и яблочный сок и пр. В результате Битлз были настолько впечатлены угощением, что оставили автографы на фарфоровых тарелках.

18 августа было жарко, к тому же на стадионе отсутствовала система кондиционирования воздуха. Пол Маккартни попросил принести в раздевалку-гримерку большой вентилятор, но толку от него оказалось мало. К битлам в гости наведалось множество местных ВИП-персон, Битлз много фотографировались и дали множество автографов. Atlanta Stadium (позже переименованный в Atlanta-Fulton County Stadium) был открыт сравнительно недавно. Билеты поступили в продажу за два месяца до концерта. Нижние места стоили $5.50, а верхние $4.50. Фаны начали прибывать к стадиону в день концерта в 4.30 утра.
На стадионе была проведена пресс-конференция, на которой присутствовало 150 журналистов.

Вопрос: Я хочу спросить, каковы ваши неудовлетворённые амбиции.
Пол Маккартни: «Э…, я таковых не имею.
Ринго Старр и Джордж Харрисон: Нет, у нас их нет.
Джон Леннон: У меня тоже.
Вопрос: Как The Beatles развлекаются во время этого тура, по Америке?
Джон Леннон: Очень хорошо, спасибо. Привет, Привет.
Джордж Харрисон: Да, это здорово.
Ринго Старр: У нас гораздо больше времени.
Вопрос: Мы знаем, что Ринго, скоро станет отцом, и если это так, то, как он назовёт своего ребенка?
Ринго Старр: Я на самом деле скоро стану отцом, но я ещё не придумал имя.
Вопрос: Вы посетите много южных городов на протяжении этого тура?
Джон Леннон: Мы не знаем. Это не нас нужно спрашивать о том где мы будем. Мы просто пере-двигаемся в фургонах.
Пол Маккартни: Философский вопрос.
Вопрос: Джордж, вы только один в группе.
Джордж Хапписон: А как насчет Пола? Разве вы не слышали о нем? Позвольте мне представить его вам.
Пол Маккартни: Привет — вы как Гуффи!
Вопрос: Я могу продолжать? Каковы ваши планы по поводу вступления в брак?
Джордж Харрисон: Ну, и вопрос, что за глупость, Пол тоже не женат, и что? Если вы хотите по-лучить ответ на этот вопрос, сначала задайте его Полу.
Пол Маккартни: Право, мы оба ответим одно и то же.
Вопрос: Пол, как насчет вас и Джейн Эшер? Что это за история?
Пол Маккартни: Что, про нас?
Ринго Старр: Ну, расскажи им.
Paul Маккартни: Я не делал никаких заявлений на этот счёт. Однако люди продолжают писать про это и подкреплять доказательствами. Так что, я скоро сам в это поверю. Это просто безумие. Я никогда не проронил ни слова о планах, так или иначе. У вас нет никаких фактов.
Вопрос: Ребята, у вас есть знакомые в Атланте?
Джон Леннон: Пока нет.
Ринго Старр: Нет.
Вопрос: Я хотел бы спросить Джорджа Харрисона: Вы положили начало новому направлению в музыке, в одежде и прическах. Вы гордитесь этим?
Джордж Харрисон: Да.
Вопрос: Я хотел бы спросить у Джорджа о Ночнойм клубе, названном в вашу честь. Вы рады?
Джордж Харрисон: Ну, я пока не видел этого ночного клуба.
Джон Леннон: А как насчет этого?
Paul Маккартни: Как насчет аплодисментов этому парню! Громче аплодируйте! Какое шоу!
Вопрос: Я хотел бы спросить Ринго: Я знаю, что вам нравится музыка кантри и Вестерн, и нам интересно, The Beatles планируют записаться в Нэшвилле?
Ринго Старр: Я люблю кантри и Вестерн, но у нас нет никаких планов записаться в Нэшвилле.
Вопрос: Джордж любит классическую испанскую музыку?
Джордж Харрисон: Да.
Вопрос: А что насчёт остальных, вы любите классическую музыку?
Ринго Старр: Классический рок-н-ролл.
Джордж Харрисон: Дело в том, что мне это настолько нравится, что я просто не могу встать с постели утром и лечь спать вечером не послушав её. Я слушаю эту музыку только в определённое время.
Пол Маккартни: Мы все любим различные виды музыки. Мы слушаем бит и немного Чайковского, всё зависит от настроения.
Вопрос: Где Джон и Пол черпают идеи для написания песен?
Джон Леннон: Из голов Джона и Пола.
Вопрос: Если Beatles посетят какую ни будь галлерею, каких художников они предпочтут посмотреть?
Джон Леннон: Нас многие интересуют.
Paul Маккартни: На Apollo или что-то подобное.
Джон Леннон: Как, насчёт того, чтобы перийти к Аполлону и увидеть все, что он сотворил?
Вопрос: У меня вопрос для всех The Beatles. Когда вы находитесь дома, вы слушаете альбомы других артистов, американских к примеру, Кого вы предпочитаете?
Джон Леннон: Отиса Реддинга.
Джордж Харрисон: Да.
Пол Маккартни: Джеймса Брауна.
Джон Леннон: Мы слушаем много музыки.
Джордж Харрисон: Нина Симон.
Пол Маккартни: Чак Джексон.
Джордж Харрисон: Да их сотни.
Джон Леннон: Много, много.
Вопрос: Что вы думаете о Элвисе Пресли?
Джон Леннон: Мы любили его ранние вещи.
Пол Маккартни: Нам это нравилось гораздо больше, чем то, что он делает сейчас.
Джон Леннон: Но мы по-прежнему слушаем его.
Пол Маккартни: Он был раньше более искренний, но он пережил период среднего возраста. Вы понимаете, что я имею в виду. Мы всё еще любим его.
Вопрос: Это последний тур The Beatles?
Beatles: Нет.
Вопров: А по Америке?
Битлз: Нет.
Вопрос: Я слышал, что-то о Нэшвилле. Вы говорили, что не собираюсь там записываться?
Ринго Старр: Нет, никаких планов на запись у нас нет.
Джордж Харрисон: Нет никакого смысла в таких записях. Я хочу сказать, что мы хотим закрыть этот вопрос, понимаете?
Вопрос: Даже если Нэшвиллская музыкальная компания, предложит вам свой материал, их того, что вы любите, например вещи Карла Перкинса?
Джон Леннон: Мы покупали его пластинки несколько лет назад, когда он был на гребне популярности.
Пол Маккартни: Мы не будем делать этого потому, что у нас есть что записывать.
Вопрос: Я хотел бы спросить кого ни будь из Битлз, какие из американских групп по вашему мнению, каким либо образом копируют ваш музыкальный стиль, и ваши причёски?
Джон Леннон: Мы не против. Это не хуже того, что британцы, этим занимаются.
Вопрос: Кто является A & R представителем?
Джон Леннон: Джордж Мартин.
Джордж Харрисон: Это написано на обратной стороне обложки каждого альбома.
Джон Леннон (обращается к Джорджу): он не о наших альбомах, он просто хочет, знать.
Джордж Харрисон: Ну, тогда пусть заплатит.

После пресс-конференции мэр Атланты Айвен Аллен подарил Битлз символический ключ от города и объявил о том, что им присвоено звание почетных граждан Атланты. Двери стадиона открылись и 34,000 толпа хлынула занимать места. Полиция установила три линии барьеров между трибунами и полем. 150 полицейских охраняли сцену от фанатов. Обеспечением звука на концерте занималась местная фирма Baker Audio. Они установили динамики прямо на поле, на первой и на третьей базах. Джон Леннон и Джордж Харрисон осмотрели поле до начала концерта, оставшись незамеченными фанатами. К ним присоединился Нил Аспинал. Они обсудили, как лучше будет пройти в сцене, и где в конце будет ждать машина. После этого Джон и Джордж вернулись в гримерку и Битлз переоделись в белые рубашки и синие сценические костюмы.

Ведущими концерта были Тони Тэйлор (Tony Taylor) и Пол Дрю (Paul Drew) с радиостанции WQXI AM. Первыми на сцену вышли Brenda Holloway и the King Curtis band, за ними последовали танцевальная труппа The Discotheque Dancers, потом Cannibal & The Headhunters и Sounds Incorporated.

Битлз вышли на сцену под оглушительный рев фанатов. Было исполнено 12 песен: Twist And Shout, She’s A Woman, I Feel Fine, Dizzy Miss Lizzy, Ticket To Ride, Everybody’s Trying To Be My Baby, Can’t Buy Me Love, Baby’s In Black, I Wanna Be Your Man, A Hard Day’s Night, Help! и I’m Down. К 1965 году Битлз уже привыкли не слышать себя на концертах. Однако директор местного магазина Hi-Fi аппаратуры «Baker Audio» Дьюк Мьюборн (Duke Mewborn) решил сделать то, чего еще не делалось никогда: установить на сцене контрольные громкоговорители (monitor speakers), направленные на группу, чтобы Битлз могли слышать свои голоса и инструменты. «It was adequate. We got over it, we were on top of it. You could hear them amidst the screaming». Duke Mewborn Но звук был другой не только на сцене.

На поле было установлено 4 новейших усилителя на Altec 1570 мощностью 175 ватт, которые в свою очередь передавали звук на две связки усилителей Altec A7. Сейчас это не кажется чем-то значительным, но в 1965 году это было неслыханная для поп-концерта мощность звука. Разница была настолько ощутима, что после исполнения She’s A Woman Пол воскликнул в микрофон: «Ничего себе громкость, да? Отлично!» («It’s loud, isn’t it? Great!») Благодаря акустическим новшествам, Битлз сыграли более слажено, чем обычно, и остались довольны результатом. Позже Брайан Эпстайн предложил Мьюборну заняться обеспечением звук на их других концертах, но предложение было отклонено. Отыграв концерт, Битлз убежали в поджидающий их лимузин и прямо со стадиона их с полицейским эскортом отвезли в аэропорт. Почти в полночь самолет группы вылетел в Хьюстон.

Sam Houston Coliseum, Хьюстон.
Четверг 19 августа 1965 года.

В этот день в Sam Houston Coliseum, Хьюстон, Техас, Битлз отыграли два концерта, на каждый из которых пришло 12,000 фанатов. В Хьюстон они прибыли в 2 часа утра. Их зафрахтованный самолет окружила толпа подростков. Некоторые даже умудрились залезть на крылья и начали стучать в окна.
В Хьюстоне Битлз остановились в гостинице Sheraton-Lincoln. Некоторые особо предприимчивые фанатки оделись в униформу горничных, чтобы проникнуть внутрь гостиницы, но, как заявил представитель администрации гостиницы: «Мы здесь не принимаем на работу четырнадцатилетних. Все они были остановлены».
В гостинице была проведена пресс-конференция, после которой Битлз в бронированной машине отвезли в концертный зал. В гримерке царил хаос, и жара только усугубляла положение.

На обоих концертах был исполнен одинаковый набор из 12 песен: укороченная версия Twist And Shout затем She’s A Woman, I Feel Fine, Dizzy Miss Lizzy, Ticket To Ride, Everybody’s Try-ing To Be My Baby, Can’t Buy Me Love, Baby’s In Black, I Wanna Be Your Man, A Hard Day’s Night, Help! и I’m Down.

Эти концерты отличились особенно несдержанным поведением фанатов. Во время перво-го концерта ведущий, местный диджей Расс Найт (Russ Knight) по прозвищу Дикая Борода (The Weird Beard) перед исполнением Help! пригрозил остановить выступление Битлз со словами: «На передних рядах страдают люди. Если вы не отойдете от сцены концерт будет прекращен. К вам обращается битл-отделение службы безопасности Хьюстона» На что Джон Леннон саркастически ответил: «Большое спасибо. Чудесное выступление» Оба концерта были записаны и переданы в эфир местной KILT, которая была спонсором этого мероприятия. Записи широко распространились на бутлегах.

White Sox Park, Чикаго.
Пятница 20 августа 1965 года.

В Чикаго на White Sox Park Битлз отыграли два концерта. Первый концерт посмотрело 25,000 человек, а второй привлек 37.000 зрителей. Битлз приземлились в Чикагском Midway Airport в 3 часа утра. Местная полиция, узнав о вчерашних беспорядках в Хьюстоне, не разрешила самолету приземляться в международном аэропорту O’Hare.
Однако руководство гостиницы The O’Hare Sahara непредусмотрительно объявила о том, что Битлз собираются остановиться у них, это привело к тому, что гостиница была взята в осажу тысячами фанатов. Шум был такой, что мало кто из гостей сумел заснуть в ту ночь. Билеты на концерты продавались по $2.50, $4.50 и $5.50. Несколько билетов было разыграно спонсором концертов напитком 7-Up.

Интервью с Ларри Кейном:
Сразу после выступления Битлз в Comisky Park (так же известном, как White Sox Park) журналист Ларри Кейн взял отдельное интервью у каждого из Битлов. Кейн был единственным американским журналистом, которому было позволено путешествовать вместе с Битлз во время их северо-американского турне 1964 года, сопровождал он их и в 1965 году.

Вопрос: «Вопрос Джону Леннону вы находитесь в подвале Комиски Парка в Чикаго.»
Джон: «Всё верно бэби.»
Вопрос: «И что ты скажешь?»
Джон: «Всё путём, бэби».»
Вопрос: «Джон, в прошлом году большую часть концертов вы давали в помещении, а в этом году, большинство из них были на открытом воздухе. Что вам нравится больше?» Джон: «Мне всё равно. До тех пор, пока не пошёл дождь, я не задумываюсь об этом.» Вопрос: «Ребята, сегодня у вас наверно выходной, потому, что вы как-то по особенному выглядите. Какие-то расслабленные. Может быть тому есть какие-либо конкретные тому причины, или это естественно?»
Джон: «Когда нам приходится появляться на публике сразу после того, как мы проснулись, мы всегда выглядим истерически. Либо очень сердимся, либо впадаем в истерику. Мы чувствуем се-бя не в своей тарелке, обычно в это время половина населения ещё спит.»
Вопрос: «Я также заметил, что вы часто оглядываетесь. Это на вас сказывается психологический фактор, вида пустых трибун. вы боитесь, что, не все билеты будут проданы.»
Джон: «Да, это немного нас огорчает. Даже несмотря на то, что нас уверяют, что всё будет в по-рядке. Но я не думаю, что от нас что-то скрывают. Публика всегда в первую очередь раскупает дешевые билеты. Скоро мы сами удостовериться в том, всё ли будет в порядке, или получится иначе.»
Вопрос: «Если бы вам представилась такая возможность, какую роль вы выбрали для себя с большим удовольствием. вашу работу как Битлз, или просто домашний очаг, как Джона Леннона парня из Ливерпуля. Что вам нравится больше?»
Джон: «Ух. »
Вопрос: «Это сложный вопрос, я понимаю.»
Джон: «Вы так любопытны. Я не хочу делать различий. Я не смотрю на это как на две различные эпостаси. Когда я бываю дома, я меняюсь, возможно улыбаюсь чаще, или что-то ещё. Я не знаю.»
Вопрос: «Что думают остальные?»
Джон: «Я могу быть «Ленноном домашним» некоторое время. И я могу быть, «Джоном Ленноном из Beatle во время тура» какое то время. У меня нет. никаких особых предпочтений. Я могу жить без того или другого.»
Вопрос: «Ваша жена когда ни будь приходит на ваши концерты?»
Джон: «Да, она уже видела многие из них. Она не часто их посещает, хотя… Ей нравится, на самом деле. Она с удовольствием ходит на нас, когда мы дома, в Англии, и делаем шоу.»
Вопрос: «Она вас когда ни будь критикует?»
Джон: «Ах, да. Она пользуется этим, чтобы не ездить с нами в турне, она говорит «Вы ведёте себя паршиво». «Вы кривляетесь».. Она у меня любит подурачиться. Занимается клоунадой. Она говорит: «Почему вы всегда корчите глупые рожи?» На телевидении, я обычно делаю гримасы. Ей это не нравится. Она хочет, чтобы я выглядел прилично.»
Вопрос: «Пол Маккартни. Как ты, Пол?
Пол: «Хорошо.»
Вопрос: «Я бы хотел узнать о ваших отношениях с вашей семьей. Когда вы начали выступать с The Beatles, и тоже начали дурачиться, в вашей семье кто ни будь был этим не доволен?»
Пол: «Да, мой отец первоначально этого не одобрял, естественно, но это была естественная реакция. Он говорил, «Ты никогда не сможешь заработать какие-то деньги, выступая в группе. Вы можете дурачиться, но нужно зарабатывать деньги, чтобы суметь прокормить семью. И он сове-товал: «Найди работу, а играть будешь в свободное время. В результате, мы играли во время обеденного перерыва, потому, что я получил работу. Но из-за того, что мы играли во время обе-денного перерыва, я опаздывал на работу. И я вынужден был каждый день убегать с работы, чтобы поиграть в обеденное время. Поэтому я бросил работу. И к счастью, мы все поступили так же. И теперь отец очень благодарен мне, за то, что я не послушался его Советов.»
Вопрос: Как англичанин англичанину. Прежде чем вы приехали в эту страну, у вас уже было о ней какое то мнение об американцах, которое позже оказалось ложным?»
Пол: «Да. Я имел некое представление. Моим главным заблуждением было то, что я считал, что все американцы похожи на американских туристов. И я был убеждён, что, люди и во Франции тоже так считают. а в Испании то же самое думают про британцев. Что-то происходит с людьми, когда они едут в тур — когда они становятся туристами. И это касается не только американцев, насколько я заметил. Если вы куда ни будь приезжаете, то вы встретите много туристов, не важно какой национальности, они все вам покажутся немного не опрятными. буду рад, если я ошибаюсь. Это типичный туристический вид, эти вещи….»
Вопрос: «Я надеюсь, что вы не поймёте меня неправильно. Прежде чем я поехал в тур в прошлом году с вами, ребята, я считал британцев довольно навязчивыми.»
Пол: «В этом-то все и дело. В понятии англичан, образ американца, это прежде всего, здоровый парень в Стетсонской шляпе. техасец. Такой вот стереотип. Техасец в большом цветном галстуке и повсюду нефтяные скважины. И камеры, в которых нужно нажимать на кнопки. все пытаются говорить по французски с американским акцентом. Но побывав здесь, я понял, что это представление неверно, что тут проживает не так уж и много американцев больших размеров.»
Вопрос: «Один последний вопрос. Когда президент Кенеди был убит, какими были ваши первые мысли о этой стране, об этом убийстве в связи с тем, что это произошло в как раз, в 1963 году?»
Пол: «Моей первой мыслью было, «Идиоты!» Идиот — каждый, кто думает иначе. Парень, который убил его, я не знаю, был ли это Освальд или нет. Официально ведь никто не доказал, что это был Освальд. Я думаю он был идиотом».
Женщина: (К Иоанну, в микрофон) «Он был инструментом».
Джон: «Это означает здесь то же самое?»
Пол: «Я так думаю.»
Джон: (шутя) «Я инструмент. Эта девушка просто назвала меня инструментом.»
Пол: «С моей точки зрения и с точки зрения большинства людей в Англии, он был лучшим президентом Америки долгое время. И он много сделал для Америки, и всем казалось, что он сделает ещё много добрых дел. У него была светлая голова, и это было хорошо для всех. Говорят в России многие обрадовались, может быть даже слишком. Я не знаю, было ли это правдой. Возможно, это была обычная газетная утка. Но вы помните Хрущева, который был нокаутирован Кеннеди, и он, казалось разозлился. И в результате все столкнулись с ужасным противоборством. ‘Идиоты,’ подумал я.»
Вопрос: «Ринго привет, как поживаете?»
Ринго: «Нормально Ларри. Как ты?»
Вопрос: «Довольно хорошо. Многие из журналов понаписали некоторых статьях о тебе, они утверждают, что ты всё время грустный. Но ведь на самом деле ты не грустный человек?»
Ринго: «Нет. Это только маска, я всегда так делаю, на всех этих конференциях. И всякий раз появляются желающие спросить: «Почему ты такой грустный?» Я очень счастлив на самом деле. Только не улыбаюсь.»
Вопрос: «Понравились ли вам эти концерты, на Shea Stadium и здесь в Комиски Парк?»
Ринго: «Не так, как в закрытых помещениях, там зрители ближе.» На стадионах они слишком далеко».
Вопрос: «Вы теряете связь с аудиторией».
Ринго: «Да».
Вопрос: «Когда ты играешь на ударных и поёшь одновременно. Тебе удобно исполнять песню, и играть на барабанах руками и ногами?»
Ринго: «Да, я привык. Когда я был в другой группе, мы вынуждены были играть по несколько ча-сов подряд. Это было в Германии, поэтому каждый должен был петь. Каждый исполнял несколько песен, чтобы дать остальным передохнуть, вот мы и привыкли играть около семи часов подряд.»
Вопрос: «По этой причине вы и ребята каждый вечер сильно уставали. »
Ринго: «Да».
Вопрос: «А вы устаете от путешествий?»
Ринго: «Ну, путешествия сказываются в самом конце. Когда всё надоедает, эти кресла в самолетах и в автомобилях, и хочется просто отдохнуть с годик.»
Вопрос: «В прошлом году после тура, вам было трудно возвращаться к нормальной жизни.»
Ринго: «Да. Мне понадобилось около трех месяцев, чтобы вернуться к нормальной жизни в Вели-кобритании, я засыпал и просыпаться в неправильное время. Потому что турне длилось так долго, происходили асе эти изменения со временем, а затем мы вернулись обратно в Англию. Я просто не знал что происходит когда я вернулся.»
Вопрос: «Я повторю вопрос, который уже задавался около десяти раз. Многих интересует вернетесь ли вы к нам в следующем году, и вы отвечаете, «Мы не можем ответить прямо сейчас.»
Ринго: «Да».
Вопрос: «Вы хотите вернуться в следующем году?»
Ринго: «Да, да! Это правда, мы хотим вернуться. Как представители государства.» Вопрос: «И последний вопрос. Планируете ли вы начать писать песни?»
Ринго: «Я пишу одну песню на протяжении последних четырёх лет, но еще не закончил её, так что не думаю. Я счастлив просто делать то, «что я делаю. Играю.»
Вопрос: «Это у вас получается довольно хорошо. »
Ринго: «Как может быть иначе? Это не. »
Вопрос: «Я думаю найдётся несколько радиостанций, которые ещё будут транслировать ваши песни.»
Ринго: «Oх, большое спасибо.»
Вопрос: «Возможно в некоторых городах, это будет одна из топ 5 самых востребованных песен. Мне кажется, это произойдёт в Майами».
Ринго: «Oх, Великолепно, Великолепно.»
Вопрос: «Вы успешно продаёте песни в странах Западной Европы? Это ваше торговое пространство?»
Ринго: «Мне нравится страны и Западной Европы, в них так много рок-н-ролла. И мы решили сделать номер для меня и записать его в альбом, наш звукорежиссер был не против. Так что я прослушал некоторые записи ночью у себя дома и выбрал три песни. А затем мы пошли к Джон и выбрали одиу из трех, ту что я могу петь одновременно играя.»
Вопрос: «У нас был Джордж Харрисон, в подвале Комиски Парка в Чикаго. Джордж, во время за-писи на прошлой неделе вашего шоу, я был обеспокоен, сможете ли вы исполнить одну песню, «Help!» но вы сделали это. И исполнили её прекрасно, почти как на записи, просто фантастически. Я не мог в это поверить. У Beatles нет проблем в совершенствовании записи звука?»
Джордж: «Нет, мы никогда не имели с этим неприятностей, потому что прямо с самого начала, когда мы начали записываться, мы делали записи с первого дубля. Таким образом были записа-ны такие вещи, как ‘Twist And Shout’ и ‘Saw Her Standing There’», которые были на нашем первом альбоме в Англии — мы просто включали магнитофон. Мы получили разумный баланс в студии — просто заправили ленту, и сделали эту запись. Поэтому мы не делали никаких наложений или добавления оркестра, или чего-нибудь подобного. Это лишь недавно, мы начали работать с использованием методики Оллмэна. Мы добавили бубен, который можно услышать на записи. Но всё равно, как вы сами убедились мы умеем воспроизводить такой же звук на сцене.»
Вопрос: Когда вы смотрите группы, которые показывают по телевизору их звучание отличается от звука, который можно услыхать на записи.»
Джордж: «Да».
Вопрос: «Есть еще один вопрос, я хотел бы спросить о том, что скрывают Ринго и Джон. У вас есть раздвоение личности — ты Beatle, это твоя работа, твоя профессия. но ты также Джордж Харрисон, парень, который не всегда был битлом».
Джордж: «Да».
Вопрос: «У вас есть семья и все остальное. Какую жизнь вы предпочитаете?»
Джордж: «Ну, теперь эти две личности слились в одну. И я определенно не могу вернуться к тому, что происходило до Битлз. Всё изменилось. Вся моя жизнь. Да, меня выбрали в качестве гитариста из толпы . но я личность. моё сознание изменилось, кругозор расширился, мы стали знаменитыми, поэтому мы не можем вернуться в прошлое. Мы любим встречаться с людьми. Нам есть что им сказать, и мы оправдываем чужие надежды. Поэтому, естественно мы вышли за обычные рамки. Это правда. Я думаю, Ринго согласен со мной. Он был очень эксцентричен, когда присоединился к нам.
Вопрос: «А вам не кажется, что вы тоже были немного эксцентричны по началу?»
Джордж: «Не уверен. Может быть, я более эксцентричен, чем другие, потому что я бы предпочел уйти и сделать шоу. Я не возражаю, против этого шума, мы постоянно слышим шум, когда дела-ем шоу, но когда мы отдыхаем, я хотел бы просто иметь возможность посидеть в тишине, и есть немного мест в этом мире, где мы можем это сделать.»
Вопрос: «По этому сразу после шоу, я не хочу задерживать вас долго. »
Джордж: «Нет, в самом деле, я не возражаю, вы находитесь в другой плоскости, но их-за того, что видите нас каждый день, вероятно чувствуете себя так, как будто вы являетесь частью группы.»
Вопрос: «Ну, это не так плохо.»
Джордж: «Вам видней.»
Вопрос: «Вы планируете писать собственные песни?» Джордж: «Я пытаюсь делать это. Моя глав-ная проблема в написании текста. Но я не думаю, что если у меня не будет получаться, то я вос-пользуюсь чужими услугами, чтобы их сделать. Поэтому я работаю. Иначе невозможно сделать нечто своё. Я пишу несколько песен, то что у меня получается, я записываю у себя дома. Когда я останусь доволен результатом, я запишу это на ленту и оставлю недель на пять. Я буду помнить об этом, и в последствии попробую усовершенствовать запись. Так что, вероятно процесс займёт у меня около трех месяцев, прежде чем я действительно закончу одну из песен. Я так ленив. Это смешно. Но я хотел бы писать больше.»
Вопрос: «Я уверен, вы научитесь работать быстрее, вы станете более опытными, и вам станет легче».
Джордж: «Да».
Вопрос: «Джордж, спасибо большое за беседу, я надеюсь, что у вас будет большой отпуск, в Голливуде».
Джордж: «Ах. Спасибо.»

Битлз сыграли 12 песен: укороченную версию Twist And Shout, затем She’s A Woman, I Feel Fine, Dizzy Miss Lizzy, Ticket To Ride, Everybody’s Trying To Be My Baby, Can’t Buy Me Love, Baby’s In Black, Act Naturally, A Hard Day’s Night, Help! и I’m Down. За оба выступления битлы положили в карман $155,000. На разогреве играли: Brenda Holloway and the King Curtis Band, Cannibal & The Headhunters, Sounds Incorporated, и the Young Rascals.
Дневной концерт Битлз играли в черных костюмах, а вечерний в белых пиджаках и черных брюках.

Битлз садятся на самолет до Миннеаполиса.
Чикаго, Midwey Airport, Metropolitan Stadium, Миннеаполис.
Суббота 21 августа 1965 года.

В Миннесоте на стадионе Old Met stadium Битлз дали только один концерт перед 25,000 зрителями. Они приземлились в аэропорту Twin Cities примерно в 4.15pm, откуда их на лимузине отвезли в гостиницу Leamington Motor Inn. О приезде Битлз было объявлено заранее и у отеля собрались большие толпы поклонников.
На стадионе Битлз заняли раздевалку команды Minnesota Twins. Там все четверо битлов впервые посетили сауну (если верить рассказу управляющего заведением Рэя Крампа) и сыграли в рулетку с Брайаном Эпстайном.
Там же была проведена пресс-конференция, которую посетило 150 журналистов. Местная радиостанция WDGY совместно с Роном Батвином (Ron Butwin) и Рэнди Резником (Randy Resnick) из местного магазина «B-Sharp Music», презентовали Джорджу Харрисону новую 12-струнную электрогитару Rickenbacker 360-12, особого цвета Fireglo red sunburst.
«Когда the Remo Four, другая английская группа несколько недель назад была в городе, мы показали им эту гитару, и они пришли в полный восторг. Группа была знакома с Битлз, и один из парней сказал, что Джордж Харрисон был бы счастлив иметь такой инструмент. Я решил, что нам с Рэнди нужно будет подарить ему эту гитару, когда он приедет в город, и заодно поблагодарить Битлз за то, что благодаря им, гитарный бизнес процветает». Рон Батвин, B-Sharp Music, Миннеаполис. Во время североамериканского турне эта гитара использована не была, но позже, в Англии, Джордж принес ее в студию и использовал ее на записи песни If I Needed Someone.

Вопрос: «Кто из вас самый лучший актёр?»
Джордж: «Я думаю, что Ринго! Ринго!»
Джон: (жестами показывает Ринго, как будто дережирует) «Дa-дa-дa-дa, Дa-да-дa-дa!»
Ринго: (к Иоанну) «А я думал, что ты.»
Джон: «Ах нет, я думаю, вы.»
Ринго: «Ты!»
Джон: (обнимает Ринго) «Нет, это ты!» (смех)
Вопрос: (отвернувшись от микрофона, задаёт вопрос касающийся финансов и налогов)
Ринго: «Я ничего не знаю,.»
Пол и Ринго: «Мы платим много налогов».
Вопрос: «Вы имеете высокие доходы».
Ринго: «Да, вот почему мы платим много налогов.» (смех)
Вопрос: «Ринго, у вас будут выходные в этом туре, что вы планируете делать во время отдыха?»
Ринго: «У нас около пяти дней выходных в Лос-Анджелесе, начиная с понедельника, мы просто будем сидеть и радоваться жизни.»
Вопрос: «Как ваши фонды? Идут вверх или вниз?»
Ринго: «я верю в то, что они идут вверх.»
Джон: (шутливо к Ринго) «У вас есть фонды? Вы никогда не рассказывали мне о своих запасах.» Ринго: «У меня есть акции.»
Джон: «Ах, Северной песни.»
Вопрос: «Вы когда-нибудь откроете свой собственный лейбл и если да, где он быть располо-жен?»
Джон: «Мы не планируем создавать собственный лейбл. Это слишком хлопотно.»
Вопрос: «Может быть вы собираетесь инвестировать в другие компании, как «Битлз»?»
Джон: «Я не знаю. Это всё к Мистеру Eпстэйну.»
Вопрос: «Как долго, продлится ваш контракт с Capitol (записи)?»
Джон: «Я не знаю. Я даже не помню его подписания!» (смех)
Джордж: «Это продлится еще один год».
Джон: «Да.»
Вопрос: «Когда вы заканчиваете писать новую песню, как вы решите, кто из вас будет её петь?» Джон: (шутя) «Я думаю тот, кто будет знать больше слов, к тому времени когда мы приступим к записи.»
Вопрос: «Я хотел бы задать всем вам личный вопрос, о ваших волосах. Как вы спите с такими длинными причёсками?»
Джон: «Хорошо, что когда мы спим вы нас не видите.» (смех)
Пол: «Это чистая правда. Ха! То, что он сказал».
Джордж: «А когда вы спите руки и ноги вам не мешают? Это то же самое.»
Ринго: «Мы привыкли к этому.»
Джордж: «Возможно, именно поэтому мы ворочаемся каждую ночь.»
Пол: «Да, может быть, поэтому мы путаем стороны. Вот именно. Мы больше не будем спать с этими длинными волосами. (смеется с журналистами)
Пол: «Великолепно!»
Джон: «Люди носили короткие волосы только после мировой войны. Так что они спали все остальные три тысячи лет с длинными волосами.»
Пол: «Это не проблема, я считаю. Проблема, когда волосы короткие, и вам кажется это нормальным.»
Джон: «Это большая проблема иметь короткие волосы, потому, нужно всё время следить, чтобы они оставались короткими.»
Вопрос: «Кажется, всякий раз, когда вы приезжаете в эту страну, это происходит в виде Гранд тура. »
Джон: «Не стоит отправляться в поездку из-за одного или двух выступлений. Мы всегда посещаем максимальное количество городов.»
Вопрос: «Вы собираетесь делать это ежегодно?»
Ринго и Джон: «Да, я так думаю.»
Ринго: «На самом деле мы не знаем, что решит наш менеджер.»
Вопрос: «Вы выступаете в специальных сценических костюмах. Позвольте поинтересоваться, кто вам их шьёт?»
Джон: «Этого человека зовут Дуглас закройщик.»
Пол: «Закройщик из Лондона.»
Джон: «Он делает для нас всё, что мы заказываем. Мы говорим ему, как это сделать, и он делает.»
Вопрос: (обращается к Полу) «Вы собираетесь жениться?»
Пол: «Нет, не особенно.»
Мальчик: «Ринго?»
Ринго: «Да?»
Мальчик: «Я хочу, чтобы вы научили меня играть на барабанах. С тех пор как я услышал вас, я начал играть на них.»
Ринго: (шутя) «Ах, ты ничего не получишь, если не будешь послушным!» (смех)
Ринго: «Да, приходи.»
Мальчик: «Мне интересно, как давно вы играете на барабанах?»
Джордж: (шутя) «Тридцать лет, не так ли?» (смеется)
Ринго: «Нет, около семи лет.»
Пол: «Сколько тебе лет?»
Мальчик: «Четырнадцать.»
Пол: «Ты уже такой, как мы. Взрослый!»
Джон: (шутит, обращаясь ко всем) «Когда он научится, он купит себе машину».

Билеты на концерт продавались по цене $2.50, $3.50, $4.50 и $5.50. Гонорар Битлз составил $50,000. На разогреве в порядке появления на сцене, играли: Brenda Holloway and the King Curtis Band, Cannibal & The Headhunters, Sounds Incorporated и the Young Rascals.

21 августа 1965, Миннеаполис.

Битлз исполнили 11 песен: She’s A Woman, I Feel Fine, Dizzy Miss Lizzy, Ticket To Ride, Everybody’s Trying To Be My Baby, Can’t Buy Me Love, Baby’s In Black, I Wanna Be Your Man, A Hard Day’s Night, Help! и I’m Down.
Сцена была установлена у второй базы, где до ближайших фанатов было примерно 40 ярдов. Каждому из работников стадиона, включая службу охраны и полицейских, выдали по флакону с нюхательной солью – приводить в чувства сомлевших фанатов.

После концерта фанаты окружили лимузин, стоявший у стадиона, приняв его за битловскую машину. Сами Битлз тем временем уехали в грузовика для перевозки белья Falconers’ обратно в отель.
Вечером гостиница была окружена толпой битломанов, многим из которых удалось пробраться внутрь. Дошло до того, что полицейский инспектор Дональд Дуайр (Donald Dwyer) пригрозил Полу Маккартни, что арестует его, если из его номера на пятом этаже в течение двух минут не выйдет некая неизвестная юная блондинка. Выйдя из номера, девушка предоставила документы и доказала, что ей больше 21 года.

Несколько статей из американских газет, посвященных концерту Битлз в Миннеаполисе 21 августа 1965 года.

ARTICLE FROM THE ST. PAUL PIONEER PRESS SUNDAY, AUGUST 22,1965 TEENS TUMBLE FOR MOPTOPPED BRITONS.

Beatles нарушили спокойствие городка в районе «Shrieksville», в Donald Del Fiacco. В субботу его посетили некие странные граждане из другого мира. Они носили длинные волосы и широкой публике были предоставлены как Ринго Старр, Джон Леннон, Джордж Харрисон и Пол Маккартни. Это были музыканты группы Beatles. Для тех, кто хочет знать все детали, они выходцы из Ливерпуля, из Англии. Свингеры приземлились на лётном поле Чемберлена где вчера их ожидал самый феноменальный и противоречивый приём за всю историю шоу-бизнеса. Присутствовали более чем 4000 подростков — главным образом девочки раннего подросткового возраста — что может быть охарактеризовано только как сумасшествие. В аэропорту Shrieksville, рев толпы был громче, чем рев самолета. Публика находилась за высоким забором, около 75 ярдов в высоту, возле старого пассажирского терминала.
За забором бушевал циклон. Забор сдерживал этот циклон. Маленькие девочки — вооруженные биноклями, камерами и радиоприемниками — атаковали забор, как будто это были двери. Серебристый корабль спустил трап, и мы направляемся к Ринго – барабанщику и любезному молодому человеку. Многие из подростков провисели на заборе несколько часов, они никак не мог-ли поверить, что их кумиры действительно прибыли, чтобы дать для них «концерт» на столичном стадионе. Это известие, о их прибытии, стало причиной раздражения взрослых. «Они здесь! Что мне делать?» кричала крошечная брюнетка, потрясая огромным плакатом Beatles. Многие девочки плакали впадая в истерику, в то время когда квартет, протиснувшись через толпы журналистов усаживались в черный Кадиллак припаркованный возле взлётной полосы. Две девушки упа-ли на колени и стучали ногами по земле. Другие бросались на забор, до тех пор, пока за дело не взялись отряды полицейских. Четыре девочки прорвались через заградительную линию полиции как войска Чингизхана и догнали музыкантов в тот момент когда они садились в автомобиль. Полиция почти одновременно с ними добежала до автомобиля и радость счастливых девушек обернулась для них горьким разочарованием. «Я коснулась Ринго! Я коснулась Ринго!» кричала грузная молодая леди, в то время, когда дежуривший в аэропорту полицейский толкал её к выходу. Около шести девочек стоящих впереди толпы за забором пели «Мы любим Beatles, мы любим вас!».

Снова и снова почти 60 полицейских, беспокойно осматриваются по сторонам. Несколько пожарных аэропорта стояли со шлангами наготове, готовые применить воду если дети вырвутся из за забора. Шланг, так и не был использован. Начальник отдела безопасности аэропорта, не скрывает возбуждения. «Вот это нашествие, — усмехается он. Молодые люди размахивали красочными плакатами с надписью «Добро пожаловать Beatles», «Я люблю Beatles,» и т. п. «Я люблю Пола». Кадиллак умчался на высокой скорости. Это был прекрасный день для поклонников группы, и не для всех события этого дня были закончены. Сотни молодых людей последовали за Beatles в Метрополитэн и присутствовали на проведенной тут же «пресс-конференции.»
«Пресс-конференция». Нужно отметить, что газетчиков было гораздо меньше, чем в Beatlemaniacs. Три полицейских из Блумингтона, вооруженные 42-х дюймовыми деревянными дубинками сопроводили Beatles в переполненную комнату Миннесоты. «Мы не используем их для применения а, только для устрашения,» объяснил один из охранников. Beatles были дерзкими — почти высокомерными – как все выходцы из Великобритании. Ринго и Джон были одеты в рубашки с широкими красными и белыми полосами, и в довольно потрепанные спортивные куртки. На Джоне была надета темно синяя Бейсболка bedecked с блестящим значком. Только Пол был одет в костюм и галстук. У Джорджа волосы свисали почти до плеч, а Ринго отказался сфотографироваться по просьбе местного журналиста. «Мы не рекламируем журналов»,-сказал он, «Это требование нашего менеджера», добавил Джон. Ринго попыхивал сигареткой, а Пол мял в руке огромную сигару, оба они были похожи на инопланетян Купера и Конрада из комиксов. Вот некоторые из вопросов и ответов пресс-конференции:

Молодая блондинка: «Вы устали, Пол?»
Пол: «Нет»
Молодая блондинка, опять: «Как вам нравится Америка?»
Джон; «Это красиво».
Диск-жокей: «Как вы чувствовали себя во время встречи с королевой?»
Пол: «Прекрасно, очень хорошо. Кто мне не верит, просто сумасшедший.»
Женщина: «Это ваши волосы?»
Джон: «Да, наши. Как насчет ваших?»
Диск-жокей: «Я понимаю, теперь вы друзья с Элвисом Пресли».
Битлз: «Мы никогда не встречались».
Диск жокей: «Это правда, что Трини Лопес является вашим любимым исполнителем?»
Beatles: «Нет,»
Телеведущий: «Какие сигареты вы курите, Пол?»
Paul: «Английские».
Молодая брюнетка: «Пол, правда что вы собираетесь жениться?»
Пол: «Нет».
Пресс-конференция закончилась, Джорджу была подарена гитара и он получил приглашение молодой леди «Остановиться в её доме в следующий раз, когда он будет в городе.»
Несчастная с трудом рассказывала; «Никогда не была так разочарована, всё слишком быстро закончилось, но это было прекрасно. «The Beatles» удалились в свой номер Миннесоты, но толпы зевак продолжали стоять под их окнами выкрикивая название нового фильма Битлз. Фильм назывался — «Помогите!»

ARTICLE FROM THE ST PAUL PIONEER PRESS
AUGUST 22,1965

Двойной интерес к Beatles и Ринго, подогрел Боб Мартель из Юнайтед пресс международный репортёр УПИ: Боб Мартель работал официантом в субботу ночью, когда Beatles были приглашены на обед в клубе Миннесота, незадолго до вечернего выступления перед 30 000 поклонников на столичном стадионе. Группа полицейских находилась в клубе прихожей, в то время когда я развозил тележки на колёсиках, нагруженные, серебром, напитками и угощением для проголодавшейся четверки из Ливерпуля. Когда я подошел к двери клуба, несколько полицейских проверили корзину и набросились на серебренные приборы. «Что происходит?» Я сказал. «Вы, ребята, ведёте себя, как испорченные дети.» Большой парень с вилкой в руках покраснел, смущенно улыбнулся и положил вилку обратно в корзину.
Beatles отдыхали в клубе, в раздевалке принадлежащей команде Миннесоты ведущей американской лиги. Джон Леннон смотрел по портативному телевизору, местную передачу бейсбольного матча; Пол Маккартни сидел в углу, настраивая новую гитару; Ринго Старр и Джордж Харрисон как дети, были увлечены игрой в double-headers. Ринго жаловался, что он хотел бы сходить с сауну перед ужином и спрашивал можно ли это устроить. Рэй Крамп, дежурный, ответил что это возможно. Крамп обещал всё устроить, но Ринго не смог уговорить никого из оставшейся тройки присоединиться к нему. По этому все занялись поглощением еды: ростбифа, кар-тофельного пюре, зеленой фасоли, салата и молока.
Ринго увидал на спинке стула трафарет «Killebrew» и поинтересовался как дела у отбивающего Хармона из Killebrew. По просьбе Ринго и Джорда, Крамп подарил им пару бейсболок, а они подписали несколько автографов на бейсбольных мячах. «Теперь они обязаны будут выиграть,» сказал Ринго. Я помог убрать со стола и собирался уходить, когда один из группы, помощник менеджера, протянул мне $20. Он заставил меня взять эти деньги и погрузил в мою корзину грязную посуду. После этого мне осталось только выйти в открытую дверь – прямо дурдом какой то. Мне помогали восемь полицейских, держать поклонников подальше от той грязной посуды, из которой ели их кумиры. Мы преодолели 400 ярдов, по пути обратно на кухню, потеряв при этом лишь несколько окурков, ложку и ещё какую-то мелочь.

ARTICLE FROM THE MINNEAPOLIS STAR TRIBUNE
AUGUST 22, 1965

Битлз наиболее интересное явление в Англии. С Кристин Килер — они провели пресс-конференцию субботу в номере Миннесота митрополит стадион. Было установлено 12-микрофонов и 5-ТВ камер. На пресс-конференции присутствовало около 150 представителей прессы, которые теснились в душном переполненном зале . В 5:27 вечера Beatles вошли в комнату, в окружении пяти полицейских, вооружённых деревянными дубинками в 42 дюймов длины. Первый, Ринго Старр, по-прежнему был одет в красно-белую полосатую рубашку поло с коричневым воротом. Вторым появился Леннон (поэт автор) в аналогичной красно-белой рубашке поло, черной рубашке с длинными рукавами над ней и Голубой шапочке с тремя медными пуговицами на ней. Следующим был Пол Маккартни в сером костюме. Затем Джордж Харрисон, который был одет в замшевую куртку и джинсы. Все курили за исключением Пола, который жевал жевательную резинку. Вопросы охватывали ряд важнейших тем, в том числе:

Диск-жокей: Пол, вы хотите примерить одну из этих рубашек? Диск-жокей перегнулся через стол передлагая их.
Пол: Нет.
Диск-жокей: Пожалуйста, я обещал моей станции, что я попрошу вас сделать это.
Пол: Не делайте все, что вы обещали, или вы окажетесь в беде.
Вопрос: Джордж, вы курите сигары?
Джордж: Я не люблю сигары.
Вопрос: Джон, сколько у вас шляп?
Джон: Я получил её бесплатно, когда прибыл в Миннеаполис.
Вопрос: Ринго, что вы думаете о ваших поклонниках?
Ринго: Те, кто орёт и впадает в истерику представляются мне кучей сумасшедших идиотов.
Вопрос: У вас настоящие волосы?
Джордж: Наши волосы настоящие, леди. Как насчет ваших?
Вопрос: Что вы делаете со всеми вашими деньгами?
Ринго: Мы тратим их.
Вопрос: Когда вы сочиняете новую песню, как вы решаете, кто будет петь соло?
Джон: Мы просто собираемся вместе, и кто знает больше слов, тот поёт соло.
Вопрос: Как вы спите с такими длинными волосами?
Джордж: А как вы спите с вашими руками и ногами, они вам мешают?
Вопрос: Я могу расчитывать на ваше исполнение прекрасного рок-н-ролла на нашей радиостанции?
Джордж: Вы наверно шутите?
Вопрос: Я так понимаю, что вы все хорошие друзья Элвиса Пресли.
Beatles (унисон): Мы никогда не встречались с Элвисом Пресли.
После, Beatles, о чем то пошептались друг с другом и потом смеялись на протяжении всей пресс-конференции, расположив к себе подростков и диск-жокеев. Они закончили когда все были удовлетворены – в конце, одна блондинка подросток встала и крикнула, «Если вы когда-нибудь ещё будете в Омахе вы можете остановиться в моем доме.» «Да, да, да,» ответили Beatles.

Memorial Coliseum, Портленд, Oрегон.
Воскресенье 22 августа 1965 года.

Утром 22 августа 1965 в Меннеаполисе в Saint Paul International Airport перед вылетом в Портленд Битлз провели пресс-конференцию.
На подлете к Портленду случилось ЧП: загорелся один из четырех двигателей самолета Lockheed Electra, на котором летели Битлз и их команда. Джон Леннон до того испугался, что написал несколько «предсмертных» записок и закрыл их в кассету от фотопленки. К счастью, самолет приземлился благополучно. Когда стало понятно, что всё позади, радостный Джон воскликнул: «Первыми выходят Битлз, женщины и дети!»

В Портленде Битлз сыграли два концерта перед общей сложность 20,000 зрителей. Билеты стоили $4, $5 and $6. Кроме того была выпущена серия розовых билетов на верхний уровень Memorial Coliseum, которые распространялись бесплатно.

22 августа 1965 года, Портленд.

Всего в тот день было сыграно концерта. Битлз исполняли 11 песен: She’s A Woman, I Feel Fine, Dizzy Miss Lizzy, Ticket To Ride, Everybody’s Trying To Be My Baby, Can’t Buy Me Love, Ba-by’s In Black, Act Naturally, A Hard Day’s Night, Help! и I’m Down.

Второй концерт начался с укороченной версии Twist And Shout.
На разогреве играли: Brenda Holloway and the King Curtis Band, Cannibal & The Headhunt-ers, Sounds Incorporated и the Young Rascals.

За кулисами к Битлз наведались гости: Карл Уилсон и Майк Лав из группы The Beach Boys. На одном из концертов среди зрителей присутствовал известный поэт-битник Аллен Гинзберг, который написал стихотворение, посвященное этому событию, называется «Portland Coli-seum». Вскоре после второго концерта Битлз вылетели из Портленда в Лос-Анджелес на отдых. Поскольку самолет Electra отправили в ремонт, команда летела на самолете Constellation.

Первый день отдыха в Лос-Анжелесе.
Понедельник, 23 августа 1965 года.

Битлз прибыли в Лос-Анджелес 22 августа 1965 года, незадолго до полуночи. Впереди у них было пять дней отдыха перед концертами в Сан-Диего и Сан-Франциско. Группа сняла большой дом по адресу 2850 Benedict Canyon Drive в Беверли-Хиллс, принадлежавший актрисе Жа Жа Габор. Однако фанаты почти сразу узнали, где будут отдыхать Битлз (об этом сообщили по радио), поэтому к охране дома пришлось привлекать полицию, кроме того были задействованы сотрудники охранного Burns Agency.

«Мы жили в доме, где позднее останавливался Хендрикс. Это дом в форме подковы, стоящий на холме близ Малхолланда. В доме сторожа, где поселились Мэл и Нил, на стенах висели всякие арабские вещи». Джордж Харрисон, «Антология».

Вечером Битлз отправились в Бел Эйр на вечеринку, которую проводил в своем доме президент Capitol Records Алан Ливингстон, где получили несколько наград за достижения в музыкальной индустрии. Так же на вечеринке присутствовали Edward G Robinson, Jack Benny, Vince Edwards, Gene Barry, Richard Chamberlain, Jane Fonda, Rock Hudson, Groucho Marx, Dean Martin, Hayley Mills и James Stewart.

Второй день отдыха в Лос-Анжелесе.
The Beatles принимают LSD в Лос-Анжелесе, вместе с The Byrds и Питером Фонда.
Вторник 24 августа 1965 года.

Второй день отдыха Битлз. В этот день Лдон и Джордж второй раз попробовали LSD. Для Ринго это был первый раз, а Пол участия не принимал.

«У меня сложились представления о том, что произошло, когда я впервые принял ЛСД, но эти представления не шли ни в какое сравнение с реальностью. Поэтому, улетев во второй раз, я поймал себя на мысли: «Да-да! Это оно». Я пытался играть на гитаре, затем нырнул в бассейн и испытал потрясающее ощущение: в воде мне стало хорошо».
Джордж Харрисон, «Антология».

Среди гостей в этот день были актриса Элинор Брон, снимавшаяся с битлами в фильме Help!, Роджер Макгинн и Дэвид Кросби из группы The Byrds, а так же корреспондент Daily Mirror Дон Шорт. «У ворот толпились девочки и полицейские. Мы вошли в дом, и там Дэвид, Джон Леннон, Джордж Харрисон и я приняли по дозе ЛСД, чтобы расслабиться и познакомиться поближе. Там была здоровенная ванна, мы все уселись на край душевой с гитарой и стали по очереди играть свои любимые песни. У меня с Джоном любимым рок-н-роллом 50-х оказалась Be-Bop-A-Lula. Я показал Харрисону на гитаре кое-какие приемы Рави Шанкара, которые знал, потому что мы с ним записывались на одной компании. Джордж сказал, что никогда раньше не слышал индийской музыки. То, что я ему играл тогда можно услышать в песне The Byrds «Why». Эти рифы я научился играть на гитаре, слушая Рави Шанкара». Роджер Макгинн. Харрисон говорил, что они с Леннонон, уже принимавшие ЛСД в Лондоне где-то между маем и июлем 1965, решили, что Ринго и Пол тоже должны попробовать наркотик.

«Мы с Джоном решили, что Пол и Ринго должны попробовать кислоту, потому что мы перестали чувствовать связь с ними. Не просто на одном из уровней — мы потеряли с ними связь на всех уровнях, поскольку кислота заметно изменила нас. Это было такое грандиозное событие, что всю его важность невозможно объяснить. Его следовало пережить, потому что на объяснения того, что мы чувствуем и думаем, можно потратить всю жизнь. Для меня и Джона все это имело слишком большое значение. Поэтому мы решили после приезда в Голливуд в выходной уговорить и их принять кислоту. Мы раздобыли ее в Нью-Йорке, в виде кубиков сахара, завернутых в фольгу, и с тех пор возили с собой повсюду, пока не прибыли в Лос-Анджелес. Пол не стал пробовать ЛСД, он не хотел. Поэтому ее приняли Ринго и Нил, а Мэл должен был оставаться начеку, чтобы в случае чего позаботиться о нас. В том же доме были Дейв Кросби и Джим Макгинн из группы «The Byrds», и там же появился Питер Фонда — не знаю, каким образом. Он твердил: «Я знаю, что значит умереть, потому что я стрелялся». Однажды он случайно выстрелил в себя и показывал нам шрам от пули. Но чувак на героя никак не тянул».
Джордж Харрисон, «Антология».

Третий день отдыха в Лос-Анжелесе.
Среда 25 августа 1965 года.

После вчерашних наркотических экспериментов с The Byrds и Питером Фондой Битлз рано позавтракали и провели весь день, принимая солнечные ванны и купаясь в бассейне. 25 августа произошло лишь одно примечательное событие: две девушки-поклонницы, пролетая над поместьем на арендованном вертолете, спрыгнули в бассейн. В результате Брайан Эпстейн пожаловался в полицию, и воздушное пространство вокруг дома было закрыта для полетов.

The Beatles встречаются с Элвисом Пресли.
Пятница 27 августа 1965 года.

В этот день произошла встреча двух величайших исполнителей рок-музыки 20 столетия, Битлз и Элвиса Пресли.
Несмотря на то, что поместье, в котором отдыхали Битлз, тщательно охранялось, Полу Маккартни и личному битловскому шоферу Альфу Бикнеллу удалось вырваться на осмотр достопримечательностей в Лос-Анджелес (правда, Полу пришлось для этого загримироваться).

«Под конец нашего пребывания в Лос-Анджелесе мы познакомились с Элвисом Пресли. Мы добивались этой встречи несколько лет, но никак не могли попасть к нему. Мы привыкли считать, что мы конкуренты для него и для Полковника Тома Паркера, и так оно и было. Поэтому, несмотря на все наши попытки познакомиться, Полковник Том посылал нам какие-нибудь сувениры, и на время мы успокаивались. Мы не чувствовали себя так, будто нам отказали, хотя это было бы вполне нормально. В конце концов, он Элвис, а кто такие мы, чтобы требовать встречи с ним? Но наконец мы получили приглашение увидеться с ним, когда он будет на съемках в Голливуде».
Пол Маккартни, «Антология».

Встреча произошла в дме Элвиса по адресу 565 Perugia Way, Бел Эйр, Лос-Анджелес. Битлз прибыли в 11pm, Элвис ждал их в большой круглой гостиной. В залитой красным и синим светом комнате были цветной телевизор, диван в форме полумесяца, игровые столы и бар.

«Встреча с Элвисом стала одним из самых ярких событий этого турне. Это было забавно, потому что к тому времени, как мы подъехали к его дому, мы забыли, куда едем. Мы сидели в «кадиллаке», катались кругами вокруг Малхолланда, выпили пару «чашек чая» в машине. Нам было уже не важно, куда мы едем. Как говорит комик Лорд Бакли, мы забрели к туземцам и съели пару плодов кактуса. Теперь, по крайней мере, даже если мы не выясним, где находимся, то хотя бы поймем, кто мы такие. Мы просто веселились, нас разбирал смех. (Мы хохотали до упаду. Вот чего с нами не было все последние годы — мы словно разучились смеяться. Да, когда начались все эти судебные разбирательства, нам было не до смеха, но сейчас, когда я возвращаюсь в прошлое, я вспоминаю, что смеялись мы постоянно.) Мы подъехали к каким-то большим воротам, и кто-то из нас сказал: «Ах, да, мы же едем к Элвису». И все мы со смехом вывалились из машины, стараясь не выглядеть глупо, будто мы «Битлз» из мультика».
Джордж Харрисн, «Антология».

«Это было очень волнительно. Мы безумно нервничали, мы встретились с ним в его большом доме в Лос-Анджелесе — наверное, таком же большом, как тот, где жили мы, но мы все равно были в восторге: „Большой дом, большой Элвис!“ Его окружала целая свита — все эти парни, которые жили рядом с ним (может, и с нами в ливерпульские времена было так же — рядом всегда были тысячи ливерпульцев). У него было сразу несколько бильярдных столиков! На-верное, в Америке много таких же домов, но нас поразило то, что он напоминал ночной клуб».
Джон Леннон, 1976 год. «Антология».

«Я обрадовался, узнав, что он играет на басе. Вот я и сказал: „Дай-ка я тебе кое-что покажу, Эл…“ Внезапно он стал нашим товарищем. Эта часть разговора стала для меня самой важной: я мог поговорить о басе. Мы сидели и просто наслаждались беседой. Он и вправду был замечательным — разговорчивым, дружелюбным, но немного застенчивым. Но таков был его имидж. Мы ждали этого, мы на это надеялись».
Пол Маккартни, «Антология».

Встреча была организована менеджером Элвиса «половником» Томом Паркером. Поначалу битлы чувствовали себя скованно, но постепенно лед растаял, когда музыканты разговорились о фанах, гастролях и фильмах, в которых снимались.

«Поначалу мы никак не могли разговориться с ним. Я спросил, готовится ли он к съемкам нового фильма, и он пробормотал: „Ну конечно. Я играю деревенского парня с гитарой, который время от времени знакомится с девчонками и время от времени поет песни“. Мы переглянулись. Но Пресли и Полковник Паркер рассмеялись и объяснили, что единственный раз, когда они попытались отступить от этого сюжета — в „Wild in the Country“, — фильм принес одни убытки».
Джон Леннон, 1965 год. «Антология».

Дома у Пресли Битлз сыграли несколько партий в бильярд с какими-то мемфисскими мафиози и встретились с Присциллой Пресли. «Она вошла и сразу показалась мне куклой Барби — в лиловом льняном платье, с таким же бантом в высокой прическе, с ярким макияжем. Все мы по-здоровались, потом нам намекнули: «Хорошего понемножку, ребята, руки прочь — она уходит». Она пробыла с нами недолго». Пол Маккартни, «Антология». На встрече с битловской стороны присутствовали Мэл Эванс, Нил Аспиналл и водитель Альф Бикнелл. До этого Пол Маккартни уже разговаривал с Элвисом по телефону. Это случилось 31 августа 1964, когда Битлз находились в Атланте.

Balboa Stadium, Сан Диего.
Суббота 28 августа 1965 года.

После пятидневного отдыха в Беверли Хиллз североамериканское турне Битлз продолжилось концертом в Сан-Диего на стадионе Balboa Stadium. Планировалось, что Битлз должны были перелететь из Лос-Анджелеса в Сан-Диего на самолете, но из-за забастовки работников авиалинии им пришлось ехать на 10-местном туристическом автобусе. Ехали два часа по трассе вдоль берега океана. Перед концертом группа как обычно провела пресс-конференцию, во время которой четыре девушки-поклонницы подарили им символические ключи от города.

Вопрос: «Какой совет вы можете дать подросткам?»
Джон: «Не давить прыщи».
Пол: «Вот именно.»
Ринго: «Не трогайте их.»
M.C: «Да. Ваш вопрос?»
Вопрос: «Какой была ваша реакция на Джакарты. »
M.C: «Мы можем попросить у вас тишины, пожалуйста? Нам не слышно вопросов.»
Вопрос: «Какой была ваша реакция на Джакарты запрещающие Битлз?»
Джон: «В Индонезии, вы имеете в виду?»
Ринго: «Да, Джакарта.»
M.C: Как насчет запрета Битлз в Индонезии?»
Джон: «Ну, я хочу сказать. это просто глупо»
Джордж: «Мы были горько разочарованы.»
Пол: «Он мог просто отправить их обратно к нам, вместо того, чтобы сжигать, и мы бы пороли их со скидкой».
Ринго: «Это глупо.»
Джордж: «Дело в том, он сперва купил их, а потом сжег, так что мы будем по-прежнему получать роялти.»
Пол: «Да, это правда.»
Вопрос: «Если один из Beatles захочет уйти в отставку, бы вы будете продолжать?»
Битлз: «Нет».
Вопрос: «Как вы думаете запрет на музыку Битлз является результатом развёрнутой коммунистической пропаганды способствующей понижению спроса и моральной деградации американской молодежи?»
Пол: «Наверно, нет. это преувеличение. Вы имеете в виду брошюры, в которых нас сравнивают коммунистами и капиталистами. нет, нет. Коммунизм нас не интересует. Это ошибка, считать нас, коммунистами. «Мы просто грязные капиталисты, как никто другой».
Вопрос: «Вы не ущемляете музыкальные стандарты американской молодежи?»
Пол: «Я так не думаю.»
Ринго: «Нет».
Джон: «Мы играем американскую музыку».
Пол: «Если они хотят Чайковского они могут слушать его. Пусть делают, что хотят. Это их право, правда? Их право?? .
Вопрос: «Что вы думаете о других группах, которые подражают вам?»
Джон: «Мы не против подражания. Не многие из них, в самом деле, подражают нам, так или иначе. Не больше, чем мы подражаем другим.»
Ринго: «Это хорошо.»
Вопрос: «Что вы видали по пути в Сан Диего?»
Джордж: «Мы видели шоссе».
Пол: «Это все».
Джон: «Шторы были открыты. Мы видели море.»
Пол: «Да».
Джордж: «Мы видели много вещей».
Пол: «Диснейленд. Ах нет, это было Лос-Анджелесе.»
Вопрос: «Вам нравится, что тур по США такой длинный?»
Джон: «Да, это было хорошо, это достаточно долго, для нас, для того чтобы мы устали и нам надоело. Это нормальная продолжительность.»
Вопрос: «Что вы делаете первым делом, когда приезжаете в новый город?»
Джордж: «Мы обычно чистим зубы, расчесываем волосы и выпиваем чашечку чая. Каждый день, в каждом городе, мы всегда так поступаем».
Пол: «После каждого приёма пищи.»
Вопрос: «Я вижу, вы курите совсем немного. Это влияет на ваши голосовые связки?»
Пол: «Возможно.»
Джордж: «Вредит нашим легким.»
Ринго: «Нет, я не пою так много.»
Вопрос: «Вы бережёте деньги?»
Джон: «Ну, у нас не так много времени, чтобы тратить их большую часть, в самом деле.» Джордж: «Я трачу все мои деньги на сигареты.»
Вопрос: «Джон, как вы считаете ещё слишком рано говорить о возможности вашего нового при-езда сюда? Вы собираетесь вернуться к нам?»
M.C: (поясняет) «Спрашивает о следующей поездке в Америку.»
Джон: «Мы ничего не планируем. Брайан вероятно этим займётся, он находится здесь. Он будет работать над следующим туром, так или иначе.»
Ринго: «Спросите нашего менеджера.»
Джон: «Это менеджер, Брайан Эпстайн.»
Вопрос: «А как насчет заморозков? О них передали по радио. Я слышал, что вы мёрзли во вре-мя последней поездки».
Джон: «Нет, мне не было холодно, я просто потерял голос.»
Вопрос: «Сейчас всё нормально?»
Джон: «Да, кажется всё в порядке. Я узнаю позже.»
Вопрос: «Ринго, хотелось бы знать, если вы любитель музыки кантри, то она является чем-то новым для Beatles?»
Ринго: «Нет, она не новая для нас. Последние пару треков, которые я записал, содержали раз-ные типы музыки.»
Джордж: «Мы сделали около шести песен в стиле кантри и Вестерн.»
Вопрос: «Джон, вы планируете написать вторую книгу?»
Джон: «Да нет, я даже не думал об этом еще, но я планирую.»
Вопрос: «Как насчет американского образа жизни он изменил вас?»
Джон: «Изменил нас? От чего?»
Вопрос: «От британского образа жизни.»
Джон: «Хорошо, наша жизнь не меняется в плане её средней продолжительности в любом случае, поэтому для нас нет большой разницы, где мы находимся.»
Вопрос: «Что Beatles думают о «Человеке от дяди»?»
Джон: «Хорошо, да.»
Пол: «Да. люблю эту программу.»
Вопрос: «Что вы думаете о серфинге, вы хотели бы попробовать это?»
Джон: «По-моему это немного опасно».
Ринго: «Что?»
Джон: «Серфинг».
Ринго: «Ах, я не хочу попробовать его. Я не умею плавать.»
Джон: «Это займет пару лет, чтобы хорошо научиться, а у нас так или иначе нет на это времени.»
Пол: «Мы все получили маленькие скейтборды в гостиничных номерах. Это здорово.»
Вопрос: «К любому из вас. Почему только на ваших концертах мы узнаём о пресс-конференциях, которые состоялись перед вашим концертом, почему вы не даёте больше свободы прессе?»
Джордж: «Мы даём концерты почти ежедневно, так что и пресс-конференции каждый день.» Джон: «Это позволяет вам что-то написать о нас. Я имею в виду, если мы не выступаем, то нет никакого смысла в том, чтобы была пресса, потому что ничего не происходит. »
Вопрос: «Вы боитесь общественности».
Пол: «Если мы позволим прессе каждое утро. »
Джордж: «Ну, нет, мы не препятствуем прессе. Мы узнаём мнение общественности изо дня в день.»
Пол: «Дело в том, что им бы пришлось писать. что то типа, «Я видел по два куска сахара у них в чае сегодня утром,». Это всё, что они смогли бы написать».
Джон: «Мы, вероятно, сталкиваемся с прессой больше, чем большинство людей, всех вместе взятых.»
Пол: «Я читаю газеты. Во время отдыха. И что же?»
Джон: «Это не имеет значения. Мы встречаемся с ними и в другой обстановке помимо конференций. Когда это нужно.»
Ринго: «Они сами не хотят видеть нас, когда мы не работаем.»
Джон: «Когда я дома, никто мне не звонит, чтобы сказать: «Мы можем прийти и увидеть вас? .
Ринго: «Я не открою дверь.»
Вопрос: «Некоторые из журналов утверждают, что знают историю вашей жизни.»
Джон: «Прежде всего мы подадим на них в суд.»
Пол: «Журналы публикуют такие вещи для ваших поклонников.»
Джон: «Просто лгут и всё.
M.C: «Что вы думаете о не правдивой информации в Американских журналах? Что вы думаете об этом?»
Джон: «Мы привыкли к огорчениям, и нас предупредили, что здесь вам можно писать о чём угодно. Это отнимает так много времени, неужели у вас нет просто хороших репортёров.»
Вопрос: «Вы считаете, что в других странах лучше?»
Джон: «В Англии, не разрешено писать о некоторых вещах, о которых пишут здесь. Это будет преследоваться. Это клевета».
Пол: «Единственное, что мы можем сделать, это просто ни читать ничего, это мусор.»
Ринго: «Это куча дерьма.»
Пол: «То, что написано, это главным образом мусор. Мы ничего не читаем, мы знаем, что это мусор. «Большинство людей со мной согласятся.»
Вопрос: «Можете ли вы показать нашим телезрителям, что Ринго действительно носит кольца?» Пол: «Можно я спрошу Ринго? Идите, посмотрите на это.»
Ринго: (подняв руки) «Вы видите, младенца.»
Пол: (шутя) «Посмотрите на эти кольца!»
Ринго: «Опять об этом. Я ношу их с четырёх лет.»
Джордж: (шутя) «Большая рука для колец».
M.C: «Перейдём к последнему вопросу. Должно быть три последних вопроса».
Пол: «Ок.»
Вопрос: «Я слышал, что вы агностики, и вас обвиняют в непочтительном поведении.»
Пол: «Нас?»
Вопрос: «Я хотел бы спросить, как вы думаете, вы в самом деле непочтительны, или это неправда?»
Пол: «Ну, мы не. Мы агностики, поэтому нас считают непочтительными, было бы хуже, если бы мы были атеистами.»
Джон: «Мне кажется, обвинение в непочтительности, это просто формулировка в целом, это не означает, что мы были непочтительными к религии или чему-нибудь ещё.»
Пол: «Я думаю, вы понимаете. Мы просто шутим.»
Джон: «Ну, вот, а что они подумали, когда увидели впервые наши причёски. Они подумали, что это было непочтительным. Но это означает только то, что есть.»
Вопрос: «Вы планируете посетить какие ни будь пляжи?»
Пол: «Нет.»
Ринго: «Нет».
Пол: «Нет, я так не думаю.»
Вопрос: «Вам удаётся увидеть, что ни будь, кроме номеров?»
Джон: «Когда мы на гастролях, мы не хотим видеть ничего, кроме номеров. У нас достаточно времени, мы сможем увидеть всё, что мы захотим, потом».
Джордж: «Мы видим стадионы и аэропорты».
Пол: «Мы вынуждены созерцать наши гостиничные номера.»
Вопрос: «Вы заявляли, что к политике у вас определенная апатия. А после того, как вы теперь стали ‘Членами Британской империи’, это изменило Ваше отношение к политике в целом?»
Битлз: «Нет».
Джон: «Мы не заинтересованы в политике, политиков и так предостаточно.»
M.C: «Это будет последний вопрос».
Вопрос: «Считаете ли вы, что ваши прически, являются своего рода протестом, формой восста-ния против Конвенции?»
Джон: «Нет».
Джордж: «Мы не слишком длинноволосые.»
Пол: «Мы просто носим длинные волосы, вот и все».
Пол: «Я имею в виду. Вам нравятся короткие волосы, а нам, длинные. Да, да, да, Дин, Дин, Дин.»
Ринго: (поёт) «Они любят длинные волосы, а мы любим короткие. Послушайте все, и передайте остальным.»
M.C: «Теперь вы должны прекратить вопросы».
Этот концерт был добавлен в программу турне 7 июня 1965,благодаря местным битломанам, ко-торым так хотелось увидеть любимую группу в своем городе, что они даже пошли с петицией к мэру Сан-Диего и, как видим, добились своего. Битлз согласились выступать в Сан-Диего при ус-ловии выплаты им гарантированного гонорара в $50,000.

Билеты на концерт продавались по $3.50, $4.50 и $5.50. Однако аншлага не случилось, и при 27,041 зрительском месте было продано 17,013 билетов. Битлз заработали $50,135.17, то есть всего на $135.17 больше гарантированного гонорара.
Промоутеры выступления Робин и Тинкли предоставили группе 4 кровати, 5 бутылок во-ды, десяток чашек, два ящика содовой, два десятка бутербродов и две упаковки жареной куря-тины. Всего на еду было потрачено $33.96.
На концерте Битлз исполнили 12 песен: укороченную версию Twist And Shout, ззатем She’s A Woman, I Feel Fine, Dizzy Miss Lizzy, Ticket To Ride, Everybody’s Trying To Be My Baby, Can’t Buy Me Love, Baby’s In Black, I Wanna Be Your Man, A Hard Day’s Night, Help! и I’m Down.
На разогреве в порядке появления выступали следующие группы и исполнители: King Curtis Band, Sounds Incorporated and the Discotheque Dancers, Brenda Holloway, and Cannibal & The Headhunters. Битлз поднялись на сцену чуть позже.
По пути обратно в Лос-Анджелес битловский автобус сломался. Группе пришлось искать убежища в похоронном бюро Сан-Диего, откуда они продолжили путь на лимузинах.

Hollywood Bowl, Лос-Анжелес.
Воскресенье 29 августа 1965 года.

Битлз уже выступали здесь 23 августа 1964 года, немногим больше года назад. Днем 29 августа 1965 года группа провела пресс-конференцию в Capitol Tower на Hollywood and Vine. Президент Capitol Records Алан Ливингстон вручил Битлз золотые диски Help!.

Вопрос: «Это двусторонний вопрос, для Джорджа и Пола, которые являются двумя оставшимися. »
Джордж: (предвосхищая вопрос) «Мы не женились, нет.» (смех)
Вопрос: «Ты как эксперт, не сможешь ли подсказать нам, какие планы в отношении брака всё же возможны?
Джордж: (шутя) «Ну, скоро мы собираемся просто включить автоответчик на этот вопрос.»
Пол: (шутя) «Нам обоим странно, что вы до сих пор не знаете.» (смех)
Пол: «Напишите про это в одном из ваших журналов!»
Вопрос: «Пол, вы чувствуете что отдохнули, здесь, в Лос-Анджелесе вам сопутствовал успех, несмотря на то, что вы не очень заботились о конфиденциальности?»
Пол: «Да. У нас было много конфиденциальности.»
Вопрос: «Вы видели девочек на холме?»
Пол: «Нет, о Величайший….»
Вопрос: «Что было самой приятной частью вашего отпуска?»
Пол: «Просто отдых. Ах! Встреча с Элвисом! Это было хорошо.»
Вопрос: «Я хотел задать вопрос наиболее красивому из вас.»
Джон: (встаёт на ноги)
Вопрос: «Мистер Старр, как вы считаете, ваши призывы вдохновляют молодое поколение?»
Ринго: «Не знаю.»
Джон: «Расслабься».
Ринго: «Может быть, моя улыбка….»
Вопрос: «Я хотел бы задать этот вопрос на Полу, если можно.»
Пол: «Мы же уважаем друг друга, Дэйв. Посмотрим правде в глаза, Дэйв.»
Вопрос: (смеется), «Вы считаете. »
Пол: «Привет, Дэйв.»
Вопрос: «Привет. Вы рассматривали бы. »
Джон: «Здесь снова, Дэйв, да?»
Вопрос: «Да, я всегда и везде. Вы считаете Hollywood Bowl наиболее важной частью вашего тура в этом году, или на следующий год будет что-то другое?»
Пол: «Нет, Дэйв, нет.» (смех)
Вопрос: «Ринго, я знаю, что ваша жена парикмахер. Это правда, что она пыталась изменить вашу прическу?»
Ринго: «Она старается быть парикмахером. Она режет меня, но. »
Вопрос: «Ничего не меняется у Ринго, а как у остальных?»
Ринго: «Мозгов остаётся меньше из месяца в месяц, но ничего серьёзного.»
Вопрос: «Могли бы вы рассказать нам, что случилось прошлой ночью в Сан Диего? Я знаю, что некоторые фанаты почти забрались на сцену.»
Ринго: «Это было после того, как мы ушли».
Пол: «Было дело.»
Ринго: «В самом деле? Мне со спины, не было видно, не так остальным.»
Джордж: «Был слишком яркий свет, вокруг сцены. Мы не могли этого видеть.»
Пол: «Были один или два поклонника, которые почти сделали это, но они соскользнули вниз.»
Вопрос: «Вы больше стали ценить своих женщин теперь, когда стали известны?»
Ринго: «Мы всегда высоко их….»
Джон: «Ни больше, ни меньше.»
Вопрос: «Джон, ваша вторая книга немного отличается от первой.»
Джон: «Я очень рад что это так.»
Вопрос: «Вы так специально сделали, чтобы они отличались? Эту разницу.
Джон: «Мне так посоветовали. Мне всегда готовы прийти на помощь. Так было и в первый раз. Это сделано для того, чтобы можно было продать их как можно больше, но это хорошие книги, так что я спокоен.»
Вопрос: «Вы планируете еще писать книги в ближайшем будущем?»
Джон: Я ничего не планирую. Это просто происходит. Издатель планирует, а я просто пишу.»
Вопрос: «Это правда, что в Нью-Йорке, вы привели, «Бу» в полицию на стадионе (Ши)?»
Пол: «Хм, нет, не правда. Но я думаю, что копы скрутили несколько парней, чтобы преградить им дорогу к сцене. Они немного угомонили их.»
Джон: «Это было похоже на Мадрид.»
Пол: «Итак, это было просто «бу».»
Вопрос: «Ринго, где вам понравилось работать больше в ‘Help!’, мли в «Hard Day’s Night»?» Ринго: «Да, в обоих. Да. Во втором фильме все гоняются друг за другом, как сумасшедшие. Но мои три приятеля спасли меня.» (смеется)
Вопрос: «Поскольку ваши гастроли здесь настолько успешны, почему вы приезжаете всего один раз в год?»
Джон: «Потому что они перестанут быть успешными, если мы начнём приезжать слишком часто.»
Вопрос: «Вы поедете в Германию?»
Пол: «Мы не знаем. Брайан (Эпштейн) решает, куда мы едем.»
Джон: «Это большой рынок, возможно, время покажет.»
Вопрос: «Я адресую этот вопрос к Полу и Джону. Как я понимаю, вы поклонники Дилана.»
Пол: «Все мы. Все.»
Джон: «Все мы. Даже Джордж тоже.»
Джордж: «Даже я, да.»
Джон: «Даже Джорджу и Ринго он нравится».
Джордж: (шутя) «Даже не музыкальным членам группы.» (смех)
Вопрос: «Я хочу спросить у Ринго, ох. вы как раз будете в Сан Франциско во время концерта Дилана. »
Ринго: «Мы играем в ту же ночь.»
Джон: «Мы будем играть ту же ночь, что и он».
Джордж: «И в среду мы уезжаем в Англию.»
Джон: «Мы видели его в Великобритании, вы знаете, и это было хорошо. Но мы не собираемся быть…» (смех)
Вопрос: «Кто-либо из вас помогает г-ну Эпштейну писать книгу?»
Пол: «Нет» (смеется)
Джон: «Нет. Он написал так немного, что мы не успели.» (смех)
Вопрос: «Некоторые мелодии в «Help!»! звучат несколько по новому, они отличаются от вашего традиционного звучания, их звучание сдвинуто в сторону блюза. Или может быть, это всего лишь мне так кажется. Вы вносили такие изменения?»
Джордж: «Да».
Пол: «Мы стараемся изменять каждую запись, мы пытались это делать с момента нашей самой первой записи.»
Джордж: «Если вы музыкально прогрессируете, то вы естественно что-то меняете.»
Джон: «Если вы послушаете наши ранние записи и последние, то вы почувствуете большую разницу.»
Пол: «Мы не пытаемся делать это сознательно, это происходит само собой.»
Джон: «Техника записи. Она меняется и звук изменяется, в основном улучшается».
Вопрос: «Ринго, я слышал, что содержание альбома, «Help!» имеет различные треки в англий-ской и американской версиях. Это верно и если да, почему?»
Пол: «Да. Мы сейчас имеем дело с Capitol (записывающая студия).»
Ринго: «В английском альбоме 14 треков, и это всё наши номера. А на американском, я не знаю сколько треков на нём, но разница есть. »
Пол: «Семь наших.»
Джордж: «Дело в том, что Capitol, вытворяет сумасшедшие вещи. Такого никто с нами не делает. Мы делаем 14 треков для пластинки, но они придерживают парочку и оставляют на потом.»
Пол: «Мы не против, но всё же мы считаем, что на альбоме должны быть все вещи.»
Джон: «Мы планируем их сокрушить». (смех)
Пол: «Не в обиду, Capitol, но то, что они выпустили здесь, это не альбом, а саундтрек (песни из фильма). И, вы знаете, если кто-то захочет купить одну из наших записей, я думаю, что они захотят услышать нас а не саундтрек.»
Джордж: «Они даже изменили фотографию оригинальной обложки, и сделали что-то безрассудное…»
Пол: «Да. Или так они поступают со всеми саундтреками.»
Джон: «Что касается Capitol, они будут обслуживать тур после того, как мы согласуем его.» Во-прос: «Джон и Пол, вы недавно выпустили запись, свинную.»
Иоанн и Павел: «Да».
Вопрос: «Вы запланировали это и проделали такую работу с A & R, или это просто одноразовая вещь?»
Пол: «Мы хотели, сделать это. На диске были песни, которые мы написали.
Джон: «У нас выдалась свободная неделя. Нам нечего было делать.»
Пол: «Нам ничем было заняться и поэтому мы спросили, могли бы вы поработать с нами.»
Вопрос: «Вы будете так поступать и дальше?»
Джон: «Да».
Пол: «Я надеюсь на это.»
Вопрос: «Джон, знаете ли вы, что четыре девочки кружили над вашим домом на вертолете?» Джон: «Я слышал о двух девочках, которые были в вертолете, но это все».
Пол: «Их было четыре.»
Джон: «Четыре? Они сделали это?»
Вопрос: «Что вы думаете о поклонницах или девочках, которые делают бизнес на группе?» Джон: (смеется) «Я думаю, что это ужасно!» (смех)
Вопрос: «Вы все ходите в церковь?»
Ринго и Пол: «Нет.
Джон: «Не в последнее время.»
Вопрос: «Джордж, вы и Beatles когда-нибудь были в Южной Америке или в России?»
Джордж: «Нет».
Вопрос: Почему нет?»
Джон: «Русские нам не нравятся.»
Джордж: «Мы особо не хотим ехать в Россию.»
Пол: «Они сожгут нас там.»
Джордж: «И в Южной Америке тоже, я не думаю, что они когда-либо слышали о нас.»
Пол: «Да, они знают, Джордж. Мы почти попали туда в прошлый раз. Брайан (Эпштейн) хотел бы повидать Мексику.»
Джон: «Мы едем в те места, которые наш менеджер хочет увидеть. Он снимает их на фотоаппарат. По этому, мы попадём туда довольно скоро, а Брайан?» (смех)
Вопрос: «Каковы ваши планы на следующие несколько месяцев, типа концерты или. »
Джордж: «Это зависит от того, что г-н Эпштейн захочет видеть.» (смех)
Ринго: «У нас есть всего месяц, как только мы приедем обратно, это будут вероятно просто ТВ и записи. »
Пол: «Телевидение и арены для боя быков. Он любит такого рода вещи».
Вопрос: «Некоторые радиостанции цитировали ваши высказывания, в которых вы критикуете те-левидение и прессу. Вы жаловались, что некоторая опубликованная информация не правдива, например будто Ринго жаловался (поклонникам) на некоторые ТВ каналы и печатные издания, уличая их во лжи. И доказал это. Мой вопрос: Считаете ли вы, что существует разница между ис-тинными событиями и тем, что публикует пресса, транслирует телевидение и некоторые другие издания ориентированные на подростковую аудиторию?»
Джон: «Ну, подростки читают эти статьи и смотрят передачи, которые сделаны корреспондентами, совершенно бесконтрольно, они сдержат большое количество мусора. А мы ничего не можем с этим поделать, потому что их ответственность прикрыта своеобразными законами.
Джордж: «Журналы для подростков такие как «16 журнал», в частности содержат некоторые статьи, в которых есть неточности, и это ещё не так плохо, как в других телепередачах и журналах. В них на самом деле полно мусора.»
Пол: «Даже среди некоторых крупных изданий, проскакивает грязь, как в остальных. Но больше всего грязи таится здесь, я думаю.» (смех)
Пол: «Я имею в виду, что вы должны признать это. Вдруг кто-то из них заявит, что Ричард Бартон умер?’»
Джон: «Я только что читал о том, что я ухожу из группы. Что мы можем поделать с этим!»
Пол: «Он покидает группу, безусловно. И я определенно женат. Про это так интересно читать.» Джон: «Вы не можете нам ответить, что вы собираетесь с этим делать! Где можно прочесть опро-вержение о том, что я не покидаю группу. Где вы опубликуете это?’ Но в этом случае вы лишитесь сенсации, и потому вам важно иметь фальшивки подобного рода.»
Пол: «Да».
Джон: «Но мы расскажем всем, о том как тут паршиво всё устроено, и надеюсь подростки постепенно поймут что к чему. Вы можете просто публиковать фотографии, без всего сопровождающего их мусора.»
Пол: «Дело в том, что когда вы перестанете манипулировать фактами, от этого всем станет лучше.»
Джон: «Вы же не получаете все эти письма с вопросами: «Вы действительно уходите?» или «Пол женат?», «У него двенадцать жен?» и все прочие, подобные вещи.» (смех)
Пол: «Иногда мне даже это нравится. Это приятно читать, что я имею двенадцать жен.»
Вопрос: «Джон и Пол, во время работы над песнями Beatles, между начальным и фактическим результатом, какая творческая процедура и сколько времени она занимает?»
Джон: «Бывает по разному.»
Пол: «Это не просто объяснить, как это происходит. Иногда это может занять несколько дней или пару часов. В зависимости от того, насколько работается легко. Сэр.»
Вопрос: «Пол, какую часть вашей личной жизни вы находите конфиденциальной, и считаете, что общественность не имеет права в неё вмешиваться?»
Пол: «Конфиденциальной? Я не знаю. Хм, я хотел бы, чтобы мне не мешали, когда я не работаю. У меня и так мало времени для отдыха, в котором мы все нуждаемся. Но мы всё время в напряжении, как будто находимся на гастролях. Это как пять дней в Лос-Анджелесе. И мы хотим этого.»
Вопрос: «Я хотел бы спросить у Ринго, какая страна ему нравится больше всего».
Ринго: «Америка. Мне нравится Америка. Она отличается от Англии. Я имею в виду, все другие места отличаются тоже, по крайней мере мы можем здесь общаться с публикой.» (смех)
Вопрос: «Пол, как вы отбираете песни, которые собираетесь исполнять на концертах?»
Пол: «Для концертов мы отбираем известные песни. Вот и все. Так что мы просто исполняем пес-ни, которые больше всего известны.»
Вопрос: «А среди них есть любимые, которые вы исполняете на многих концертах?»
Пол: «Любимые. Большинство из них, мы исполняем на всех концертах. Все наши хиты, вы знаете.»
Ринго: (шутя) «Он знает».
Вопрос: «Какую группу вы считаете бросившей вызов вашей популярности? Может я узнаю у Пола?»
Пол: «Ох, да. (смеется) Вы можете спросить меня. Я не знаю.»
Ринго: «Каждую неделю появляется новая.»
Пол: «Да. Свинная, я думаю. Это большая проблема. Второе пришествие. »
Вопрос: «Каждый из вас получает почту от поклонников, она попадает к вам через ваши фан-клубы»?
Джордж: «Да, мы получаем почту благодаря тому, что «16 журнал» печатает наши адреса для поклонников.»
Пол: (смеется)
Вопрос: «Вы когда-нибудь им отвечаете? Вы принимаете заказные письма от поклонников?»
Пол: «Да. Мы получаем много писем, на которые отвечаем сами. Но очень большой процент из них попадает к нам через фан-клуб и филиалы его отделений по всему миру.»
Джон: «Основной проблемой для почты из Америки является, то что там используют самоадре-сующиеся конверты с американскими марками. И если они собираются поступать так и дальше, то пусть знают, что это не сработает. Они должны делать всё так, как в англии.»
Вопрос: «Вы больше внимания уделяете английской прессе?»
Джон: «Мы отвечаем совсем немного. Особенно, когда мы получаем корреспонденцию сразу за несколько месяцев. Мы смотрим на эту корреспонденцию и спрашиваем у почтальона: «Что с ней делать.» (смех)
Вопрос: «Пол, вас называют ранней пташкой. Что вы скажете по этому поводу?»
Пол: «Я себя таковым не считаю. Я ненавижу это. Я не…»
Джон: «…Надежен.»
Пол: «…Слишком вынослив.»
Ринго: «Встает в пять часов утра.» (смех)
Вопрос: «Прошлым летом в Сан Франциско, один врач сказал, что Beatles являются инструмента-ми коммунистической пропаганды, что вы оболваниваете и развращаете молодежь Америки. Что вы скажете на это?»
Джон: «Я думаю, что он сам должен обратиться к врачу. этот доктор. Он должно быть сумасшед-ший. Вы знаете доктор! Я знаю кто вы такой. Многие здесь сами себя называют врачами. и сержантами и утварью.»
Пол: «Мы все капиталисты, так или иначе. Не переживай, Capitol! Вы довольны?» (смех)
Ринго: (шутя) «Он выходец из Чикаго.»
Вопрос: «Есть ли у вас дома такие люди, это проблема?»
Джон: «Когда мы впервые столкнулись в российской прессой, это сбило нас с толку, но потом мы решили, что всё будет хорошо. Так, что мы теперь почти согласны посетить Россию. Но мы от этого не станем Русскими.»
Вопрос: «Среди молодежи в России, к Beatles такой же повышенный интерес, как и в остальной части мира?»
Джон: «Я не думаю что это так, это просто их газетные утки. Мы читали в «Ежедневном работнике» в Великобритании, о том, что сперва они утверждали что мы выходцы из капиталистического мира, а затем они изменили своё мнение и сказали, что мы поднимаем рабочих бороться против капитализма. Они немного передёргивают. Это то, что мы знаем. «Ежедневный работник» это британская Коммунистическая газета.»
Вопрос: «Было много критики по поводу вашего награждения Королевским Орденом Британской империи. »
Джордж: «С нами всё в порядке». Мы получили MBE, только и всего. Не OBE.»
Пол: «Не Королевские ордена.»
Джордж: «На порядок лучше.»
Вопрос: «Это первый шаг на пути к рыцарскому званию?»
Джон: «Это не так.»
Ринго: «Это не для нас.»
Джордж: «Мы недостаточно занимаемся благотворительностью, чтобы стать. »
Вопрос: «Я понял. Но всё равно, некоторые люди, которые получили такую же награду, превратились в них. Какова ваша реакция на это?»
Джон: «Мы получили награды за гражданские заслуги, в то время, как другие. »
Вопрос: «Герои войны. »
Джон: «. Да, и они получили их за убийство людей. А мы заслужили свои никого не убивая.» Пол: «Во всяком случае, вы знаете, мы получили награды не за то, что делали другие.»
Джордж: (смеётся) «Н-a-a, нa-нa.»
Пол: (смеется)
Вопрос: «Какой американской группой вы восхищаетесь?»
Джон: «Byrds.»
Ринго: «Byrds, да. Мы ими восхищаемся».
Вопрос: «Я хотел бы адресовать этот вопрос любому из вас. До нас дошли слухи, что ваша британская версия последнего фильма, «A Hard Day’s Night» была длиннее, чем у нас здесь. Правда ли это?»
Ринго и Джордж: «Нет»
Вопрос: «Кроме того отдельные сцены из нового фильма ‘Help!’ тоже вырезаны?»
Пол: «Вы увидите почти тот же фильм, что и мы. Дело в том, для Америки, нам пришлось вырезать слово «туалет.» (смех)
Пол: «Нам пришлось назвать его ванной, для Америки».
Джон: «Это правда. Мы на самом деле вырезали несколько слов потому, что они не были здесь уместны.»
Вопрос: «Как вы думаете фильм, «Hard Day’s Night» был номинирован на премию Американской кино академии?»
Джон: «Это было бы смешно, не так?»
Вопрос: «Было много споров по этому поводу, так много, как крикунов на наших концертах. Почему вы не успокаиваете их в свою очередь, или вам всё равно. Это правда?»
Пол: «Ну, мы никого не успокаиваем..»
Джордж: «Мы просто поём песни, которые мы подготовили. вот и всё. Мы не должны кого то успокаивать мы занимаемся записями, нам нужно репетировать, мы не делаем ничего лишнего.»
Ринго: «Это не беспокоит нас. »
Джордж: «Единственное, что мы должны уметь, это то, что мы делаем.»
Пол: «Дело в том, что мы раньше не репетировали по месту, где нас могут услышать, как на шоу Эда Салливана. А, вы знаете, когда речь идет о телевидении вы можете услышать всё, и даже, гораздо лучше, чем на концерте. Мы до сих пор не верили в это. Мы никогда с этим не сталкивались.»
M.C: «Последний вопрос.»
Джон: «Испытывают звучание аппаратуры, не исполнители песен.»
Вопрос: «Мне кажется, что мы встречались раньше.»
Пол: (смеется) «Здравствуй, Курт.»
Вопрос: «Просто у меня такое ощущение, что вы превращаете происходящее в анти пресс».
Пол: (смеется)
Ринго: «Не так, как вы ожидали».
Джон: «Это потому, что мы не смогли без вас увидеть бассейн, вот и все.» (смех)
Вопрос: «Нет, это не то. просто, я ожидал услышать много интересных историй, но, ох. » Джон: «Нам жаль, если вы поспешили. и фотографии наверно тоже обещали?»
Пол: (шутя) «Да!»
Джон: «Вы поставили телегу впереди лошади. Я хочу сказать, что это не хорошо, Курт.»
Ринго: «Мы слышали об этом».
Джордж: «Плохой Курт! Пакостник Курт!» (смех)
Джордж: «Поступай с другими, так, как ты бы хотел, чтобы поступали с тобой, Курт».
Джон: «Все стюардессы, ждут наши фотографии….»
M.C: «Давайте продолжим это в следующем году».
Вопрос: «Я задал серьезный вопрос, а вы не ответили мне.»
Пол: «Мы любим тебя, Курт. Полюби нас.»
Вопрос: «Вы меня любите?»
Ринго: «Да».
Вопрос: «Ну, и я люблю вас. Раньше я не чувствовал любви, потому что никогда не видел вас до сегодняшнего дня.»
Пол: «Браво. Благодарю Курт».
Ринго: «Мы просто не хотим загрязнять бассейн.»
Пол: (смеется)
M.C: «Через несколько мгновений Beatles получат награду из рук г-н Aлана Ливингстона, президента Capitol Records. Этой наградой будет Золотой диск, награда звукозаписывающей индуст-рии, ассоциации Америки. »
Джон: (салютует) (смех)
M.C: «.. Именная пластинка Beatles, их последнего саундтрека альбома под названием «Help!» Чтобы претендовать на статус золотой записи, требуются выручить миллион долларов от её про-дажи, и этот уровень был достигнут уже через две недели после выхода альбома.»
Джон: (смеётся) «Дайте нам деньги!» (смех)
M.C: «Это будет седьмая из семи наград Beatles. Семь золотых пластинок за семь альбомов, выпущенных ими. (Help! был седьмым оригинальным релизом, «Американским».) В понедельник мы ожидаем, что получим уведомление о Золотом статусе для их последнего альбома, который тоже называется «Help!» Ну, а теперь, чтобы увековечить это событие вместе с midas touch и Gold Records, г-н Алан Ливингстон.» (аплодисменты это Beatles развеселили всех)
Ливингстон: «Я могу вас заверить, что никогда в своей истории Capitol Records, которая немного старше любого из нас, не переживала примера скорости подобного вашему успеху, ни по глубине этого успеха, ни по его непрерывности. Вы повторяете успех нашего первого хита Эллы Моррис, «Cow Cow Boogie». »
Джон: (шутя к Полу) «Oу, ех!»
Пол: «Я помню этот хит!»
Ливингстон: «Но он был записан прежде чем вы родились.» (смех)
Ливингстон: «Но на слуху, вплоть до настоящего времени. Это то, что, вероятно, войдёт в историю. «И я очень рад продолжить эту традицию представляя вас к золотому диску». (4 золотых диска альбома «Help!» переданы Beatles)
Джон: (шутя) «Я рад, что вы вручили нам четыре диска. Теперь мы не подерёмся из-за одного!» (смех)
Джон: «Спасибо.»
Ливингстон: «Спасибо, Джон.»

После пресс-конференции Битлз в бронированной машине отвезли в Hollywood Bowl. На концерт собралось 18,000 фанатов. Одна молодая поклонница родила ребенка прямо на автомобильной парковке у места проведения концерта. Билеты стоили $3, $4, $5, $6 and $7. Битлз за-работали $90,000 из общего сбора в $156,000 за два концерта в Hollywood Bowl 29 и 30 августа 1965 года.
Группа исполнила 12 песен: укороченная версия Twist And Shout, затем She’s A Woman, I Feel Fine, Dizzy Miss Lizzy, Ticket To Ride, Everybody’s Trying To Be My Baby, Can’t Buy Me Love, Ba-by’s In Black, I Wanna Be Your Man, A Hard Day’s Night, Help! и I’m Down.
На разогреве в порядке появления выступали: King Curtis Band, Sounds Incorporated and the Discotheque Dancers, Brenda Holloway, и Cannibal & The Headhunters. Как и в 1964 году, оба августовских выступления Битлз в Hollywood Bowl в 1965 записывались компанией Capitol Records, хотя из-за технических неполадок голос Пола на первых четырех песнях не был слышен.
Три песни из этого концерта (Ticket To Ride, Dizzy Miss Lizzy и Help!) были включены в альбом 1977 года The Beatles At The Hollywood Bowl. Dizzy Miss Lizzy была смикширована из запи-сей, сделанных 29 и 30 августа.
Вступление Джона Леннона к песне Baby’s In Black вошло в сингл Real Love вместе версией, исполненной 30 августа.

источник

Советуем прочитать:  На шее после массажа уплотнение